какие таблетки усиливают действие алкоголя

Добавление снотворных и транквилизирующих средств

О периодическом приеме снотворного врач может судить по ряду признаков. Настораживающими должны быть упорные жалобы больного на бессонницу и просьба рецептов на снотворные; жалобы на подавленное настроение, вялость, признаки опьянения в отсутствии или при незначительном запахе алкоголя, перегара от больного.

Опьянение седативными заметно разнится от алкогольного выраженностью неврологических расстройств: грубой дизартрией, дискоординацией, моторными нарушениями при меньшей двигательной расторможенности, отсутствием эйфории. При возникшем подозрении необходимы не только соответствующий анализ мочи или крови, но и сведения от ближайшего окружения больного; поскольку, в отличие от приема опиатов, злоупотребление снотворными скрыть от родственников невозможно (грубое опьянение).

Периодический прием седативных не представляет комбинированной зависимости, но ведет к ней. Ближайшим же последствием эпизодического приема является утяжеление течения основного заболевания: повышение толерантности к алкоголю, углубление амнезий, возможность смертельного исхода, появление или утяжеление психического компонента абстинентного синдрома, ускоренное наступление психосоматических расстройств.

Для возникновения зависимости к седативным препаратам алкоголику достаточно принимать снотворное систематически в течение 1— 1,5 месяцев. Присоединение дополнительной интоксикации дает искажение основного заболевания и означает, что лишение се¬дативных, несмотря на продолжающуюся алкоголизацию, может вызвать тяжелый абстинентный синдром.

Качественно новым в процессе можно считать видоизменение влечения, которое становится компульсивным постоянно вне действия наркотика, в то время как при «чистом» алкоголизме компульсивность в первые годы проявляется или в абстиненции, или в интоксикации, а общий фон долгое время составляет обсессивное влечение.

Следует отметить и быструю потерю ситуационного контроля, что объясняется как трансформацией влечения, так и общим интеллектуальным, быстро наступающим снижением.

Обращает на себя внимание и другое качественное изменение личности: после снятия абстинентного синдрома больные остаются вялыми, опустошенными. Апатизация личности выражена четко. Индивидуальные черты сглаживаются, интересы узки и элементарны. Особенно тягостное впечатление производят больные молодого возраста.

Абстиненция при смешанном приеме алкоголя и седативных незначительно отличается от абстиненции соответствующей наркомании, хотя заметно разнится от алкогольной. Абстиненция в сравнении с алкогольной крайне утяжеляется; становится выраженным или появляtтся ранее отсутствовавший психический компонент. В абстиненции больные подавлены, тоскливы, напряжены, тревожны, испытывают диффузный страх, появляются суицидальные мысли, идеи самоуничижения, убежденность в совершении какого-то правонарушения минувшим вечером (хотя надо сказать, что в смешанной интоксикации правонарушения случаются реже, чем при чистом алкогольном опьянении, вероятно, за счет большей эмоциональной и двигательной заторможенности, оглушенности). Больные боятся выйти на улицу, перейти дорогу, нередки параноидальная настроенность и элементарные обманы восприятия, возможны суицидальные попытки. Необычайно мало, по сравнению с алкогольной абстиненцией, выражена потливость. Кроме того, если диспептические явления при алкогольной абстиненции исчерпываются анорексией, подташниванием, обложенным языком и изредка послаблением кишечника, то в рассматриваемом случае присоединяются боли в животе и кишечнике, тяжелая рвота желчью, что нередко ведет к ошибочному диагнозу пищевого отравления. Новым признаком для больных являются боли в нижних конечностях, коленных суставах. Часто больные двигательно беспокойны. По сравнению с абстинентным синдромом при неотягощенном течении алкоголизма часты эпилептиформные припадки и периферические судороги.

Транквилизаторы меняют картину алкоголизма так же, как снотворные, хотя более смягченно. Отличен их эффект меньшей брадипсихией, но явным привнесением в картину алкоголизма большей тревожности и утяжеления сенестопатий. Тревожность наглядна не только в абстинентном синдроме, но и при выходе из него, в состоянии острого психоза и даже приступами в периоде воздержания, в первые месяцы ремиссии. Симптоматика сенестопатий в ряде случаев складывается в картину ипохондрической психопатизации как варианта психопатизации астенической. Сенестопатии особо усложняют картину и течение болезни.

Источник

Добавление снотворных и транквилизирующих средств

О периодическом приеме снотворного врач может судить по ряду признаков. Настораживающими должны быть упорные жалобы больного на бессонницу и просьба рецептов на снотворные; жалобы на подавленное настроение, вялость, признаки опьянения в отсутствии или при незначительном запахе алкоголя, перегара от больного.

Опьянение седативными заметно разнится от алкогольного выраженностью неврологических расстройств: грубой дизартрией, дискоординацией, моторными нарушениями при меньшей двигательной расторможенности, отсутствием эйфории. При возникшем подозрении необходимы не только соответствующий анализ мочи или крови, но и сведения от ближайшего окружения больного; поскольку, в отличие от приема опиатов, злоупотребление снотворными скрыть от родственников невозможно (грубое опьянение).

Периодический прием седативных не представляет комбинированной зависимости, но ведет к ней. Ближайшим же последствием эпизодического приема является утяжеление течения основного заболевания: повышение толерантности к алкоголю, углубление амнезий, возможность смертельного исхода, появление или утяжеление психического компонента абстинентного синдрома, ускоренное наступление психосоматических расстройств.

Для возникновения зависимости к седативным препаратам алкоголику достаточно принимать снотворное систематически в течение 1— 1,5 месяцев. Присоединение дополнительной интоксикации дает искажение основного заболевания и означает, что лишение се¬дативных, несмотря на продолжающуюся алкоголизацию, может вызвать тяжелый абстинентный синдром.

Качественно новым в процессе можно считать видоизменение влечения, которое становится компульсивным постоянно вне действия наркотика, в то время как при «чистом» алкоголизме компульсивность в первые годы проявляется или в абстиненции, или в интоксикации, а общий фон долгое время составляет обсессивное влечение.

Следует отметить и быструю потерю ситуационного контроля, что объясняется как трансформацией влечения, так и общим интеллектуальным, быстро наступающим снижением.

Обращает на себя внимание и другое качественное изменение личности: после снятия абстинентного синдрома больные остаются вялыми, опустошенными. Апатизация личности выражена четко. Индивидуальные черты сглаживаются, интересы узки и элементарны. Особенно тягостное впечатление производят больные молодого возраста.

Абстиненция при смешанном приеме алкоголя и седативных незначительно отличается от абстиненции соответствующей наркомании, хотя заметно разнится от алкогольной. Абстиненция в сравнении с алкогольной крайне утяжеляется; становится выраженным или появляtтся ранее отсутствовавший психический компонент. В абстиненции больные подавлены, тоскливы, напряжены, тревожны, испытывают диффузный страх, появляются суицидальные мысли, идеи самоуничижения, убежденность в совершении какого-то правонарушения минувшим вечером (хотя надо сказать, что в смешанной интоксикации правонарушения случаются реже, чем при чистом алкогольном опьянении, вероятно, за счет большей эмоциональной и двигательной заторможенности, оглушенности). Больные боятся выйти на улицу, перейти дорогу, нередки параноидальная настроенность и элементарные обманы восприятия, возможны суицидальные попытки. Необычайно мало, по сравнению с алкогольной абстиненцией, выражена потливость. Кроме того, если диспептические явления при алкогольной абстиненции исчерпываются анорексией, подташниванием, обложенным языком и изредка послаблением кишечника, то в рассматриваемом случае присоединяются боли в животе и кишечнике, тяжелая рвота желчью, что нередко ведет к ошибочному диагнозу пищевого отравления. Новым признаком для больных являются боли в нижних конечностях, коленных суставах. Часто больные двигательно беспокойны. По сравнению с абстинентным синдромом при неотягощенном течении алкоголизма часты эпилептиформные припадки и периферические судороги.

Транквилизаторы меняют картину алкоголизма так же, как снотворные, хотя более смягченно. Отличен их эффект меньшей брадипсихией, но явным привнесением в картину алкоголизма большей тревожности и утяжеления сенестопатий. Тревожность наглядна не только в абстинентном синдроме, но и при выходе из него, в состоянии острого психоза и даже приступами в периоде воздержания, в первые месяцы ремиссии. Симптоматика сенестопатий в ряде случаев складывается в картину ипохондрической психопатизации как варианта психопатизации астенической. Сенестопатии особо усложняют картину и течение болезни.

Источник

Препараты-метаболиты для профилактики и лечения острой алкогольной интоксикации

И.А. КОМИССАРОВА, доктор медицинских наук

Анализ зарубежных и отечественных публикаций, посвященных биологическим и медицинским аспектам алкоголизма, свидетельствует: невозможно подходить к профилактике и лечению этой болезни без учета механизмов ее формирования.

Особые химические свойства АцА, его способность даже без участия ферментов вступать в реакции с активными группами белков, липидов, сахаров, витаминов и других веществ приводят к тому, что он, в отличие от этанола, не может свободно перемещаться не только от клетки к клетке, но даже и от одних субклеточных структур к другим. Поэтому (это нельзя упускать из виду!), если в какой-то клетке прекращается синтез АцА, то соседняя клетка не в состоянии восполнить возникший дефицит.

В то же время известно, что АцА – высокотоксичное соединение. Однако именно благодаря тому, что он очень нужен клетке, в организме существуют мощные и строго организованные ферментные ассамблеи, «четко отслеживающие» продвижение низких концентраций этого токсического вещества. При увеличении (в пределах нормы реакции) образования АцА активизируется дыхание, усиливаются процессы образования энергии и анаболических реакций, повышается функциональная активность любых клеток. В то же время физиологическое снижение концентрации АцА сопровождается снижением их активности.

Любое поступление алкоголя извне приводит (у этанола нет других путей превращения!), прежде всего, к изменению содержания в клетке АцА. Нарастание его концентрации как раз и обуславливает картину острого алкогольного опьянения. Стоит заблокировать алькогольдегидрогеназу (процесс превращения этанола в АцА), опьянение невозможно вызвать даже высокими дозами алкоголя (1-3 г/кг).

Острое алкогольное опьянение, когда содержание в клетке АцА увеличивается в 1,5-2 раза, сопровождается повышением потребления кислорода, усилением процессов образования энергии. Все это незамедлительно активизирует клеточные функции и соответствующие психофизические реакции. С нарастанием дозы алкоголя (до 1,5-2 г/кг) и, соответственно, увеличением в 3-4 раза внутриклеточной концентрации АцА отчетливо обнаруживается свойство АцА ингибировать важнейший ферментативный комплекс, деятельность которого обеспечивает нормальное функционирование процессов дыхания и образования АТФ. Подобным ингибирующим свойством, кстати, обладают барбитураты, фенотиазины (пипольфен), транквилизаторы, ГОМК, димедрол, этиловый спирт и некоторые анестетики, чем можно объяснить их достаточно выраженное этанолпотенцирующее действие. Вполне понятно, что при появлении у АцА ингибирующих свойств меняется и картина опьянения – идет нарастание нарастанием интоксикации.

При дальнейшем увеличении концентрации у АцА проявляются свойства высокоактивного химического соединения и способность неспецифически взаимодействовать (связываться) с NH2-, и СОOH-группами белков с образованием различных стабильных и нестабильных соединений. Такое неспецифическое ингибирование большинства ферментов становится причиной появления наркотической фазы опьянения. В подобной ситуации самим же АцА «тормозятся» и ферменты, осуществляющие его детоксикацию, а присутствие АцА в тканях через 12-14 часов после опьянения формирует картину утреннего похмелья.

В связи с тем, что все клетки организма обладают альдегидокисляющими ферментами, при хроническом воздействии этанола их активность существенно увеличивается. Максимальная синхронизация и активизация альдегидокисляющих систем является основой формирования повышенной толерантности.

При этом важно отметить: при хронической алкоголизации и при стабильно повышенной активности альдегидокисляющих ферментов достаточно сократить или прекратить потребление алкоголя (уменьшить приток экзогенного АцА), как тут же появляются симптомы его дефицита. Снижение концентрации АцА (об этом говорилось) сопровождается резким сокращением потребления кислорода, нарушением окислительно-восстановительных реакций, процессов образования энергии и, соответственно, функций клеток всех тканей – мозга, миокарда, печени, почек, мышц. В результате на фоне недостаточности АцА нарушение клеточных функций проявляется в форме алкогольного абстинентного синдрома (ААС). Именно недостаточностью АцА и можно объяснить идеальное купирование ААС этанолом и паральдегидом (триммером АцА).

Однако нельзя упускать из виду и тот факт, что при алкоголизме на фоне депривации недостаточность эндогенного АцА может формироваться и вследствие других причин. В одном случае это может быть обусловлено снижением синтеза АцА вследствие периодического накопления его за счет потребления алкоголя. Другой вариант недостаточности АцА возникает (даже при повышенном его эндогенном синтезе) из-за его быстрого окисления в уксусную кислоту при существенном увеличении активности альдегидоокисляющих ферментов. Коварство данного варианта недостаточности АцА кроется в том, что повышенный синтез эндогенного АцА как бы не позволяет «успокоиться» альдегидокисляющим ферментам. В результате в клетке не достигаются необходимые нормативные уровни концентрации АцА.

И все же при самых разных молекулярных механизмах, приводящих к появлению недостаточности эндогенного АцА, в основе патологического влечения к алкоголю лежит именно падение уровня его концентрации ниже нормы.

Достижение физиологического баланса между синтезом АцА и его трансформацией (в эндогенный этанол или в уксусную кислоту), способного нормализовать уровень эндогенного АцА, в свою очередь, обуславливает возможность появления в динамике болезни ремиссии.

В связи с тем, что восстановление баланса (нормализация обмена АцА и ремиссия) возможно, естественно, возникает ряд вопросов. В частности, почему заболевание рецидивирует вновь, почему даже у одного и того же больного длительность ремиссии варьируется и, наконец, каковы механизмы внезапного появления и самостоятельного исчезновения влечения к алкоголю?

Ответы на них, как это ни парадоксально, просты: все зависит от характера «поведения» баланса и тех реакций, которые его обеспечивают. Так, достаточно нарушится балансу между синтезом эндогенного ацетальдегида и его окислением, и тут же возникает рецидив заболевания. В зависимости от того, как долго организм в состоянии «обеспечивать» этот баланс, будет и определяться длительность ремиссии. Наконец, если клетка при падении физиологических концентрации АцА способна быстро его восстанавливать, значит, организм может сам (без применения алкоголя или лекарственных препаратов) купировать возникающее патологическое влечение.

Чтобы объяснить, почему при алкоголизме так трудно достигается и, как правило, носит временный характер нормализация АцА, следует напомнить о ведущем значении в трансформации АцА альдегидокисляющих ферментов, обладающих широкой субстратной специфичностью. Резко увеличивая свою активность при хроническом воздействии этанола, именно альдегидокисляющие ферменты не могут нормализовать свою активность и приблизиться к состоянию устойчивого биологического равновесия. В подобной ситуации деятельность этих ферментов (в силу все той же широкой субстратной специфичности) может внезапно и существенно активизироваться под влиянием не только этанола и АцА, но и любых других альдегидов и соединений, образующихся в процессе обмена веществ.

Прежде всего, на альдегидокисляющие ферменты воздействуют биогенные амины и стероидные гормоны. Окисляясь, они превращаются в альдегидные формы. А потому любые нагрузки (стрессовые, физические и пр.), сопровождающиеся «выбросом» катехоламинов и стероидных гормонов, могут провоцировать при алкоголизме нарушения обмена АцА и рецидив заболевания.

Вполне естественно напрашивается вопрос: почему же использование тетурама (дисульфирама – ингибитора альдегидокисляющих ферментов) не решает основных проблем алкоголизма? Дело в том, что в организме при воздействии тетурама синтезируются изоферменты альдегиддегидрогеназы, которые после отмены препарата дополнительно увеличивают мощность и без того активированных альдегидокисляющих ферментов. Появление подобных изоферментов необходимо организму, чтобы в период действия препарата не допускать нарушения обмена катехоламинов, серотонина, стероидных гормонов, транформирующихся через стадию альдегидов и при участии альдегидокисляющих ферментов. Индукция изоферментов способствует и потреблению алкоголя на фоне тетурама. Этим и объясняется, почему потребление алкоголя после мощной терапии тетурамом может приобретать безудержный характер.

Исходя из вышесказанного, алкоголизм может рассматриваться как форма молекулярной патологии, в основе которой лежат спровоцированные хроническим потреблением алкоголя нарушения обмена ацетальдегида. А потому профилактика и коррекция таких нарушений должна осуществляться, прежде всего, в соответствии с законами регуляции метаболизма. А раз так, то эти меры должны быть направлены на активизацию физиологических метаболических реакций, способствующих увеличению скорости элиминации АцА (и этанола) как в период острого алкогольного опьянения, так и на этапах последействия этанола. Только при таких условиях клетка (ткань) «лишается» возможности, во-первых, накапливать АцА в высоких концентрациях (уменьшается степень выраженности интоксикации), а, во-вторых, находиться в продолжительном контакте с токсическим фактором. Ускорение элиминации АцА в период опьянения автоматически (вторично) может существенно ослабить или полностью ликвидироваться состояние похмелья. В свою очередь, при регулярном действии алкоголя повышение скорости удаления АцА (и, соответственно, уменьшение степени выраженности и продолжительности интоксикации) дает возможность активно снижать величины конкретных слагаемых, которые, в конечном итоге, суммируются и формируют критическую кумулятивную дозу.

Комплексная «триада» метаболитной терапии

Для реализации всех изложенных выше положений требуются принципиально новые препараты — алкопротекторы, обладающие свойствами регуляторов обмена веществ, относящиеся к классу естественных метаболитов, способные активизировать физиологические механизмы детоксикации, обладая по возможности меньшим количеством побочных эффектов. К подобным препаратам относятся Лимонтар ® (в таблетках по 0,25), Глицин (сублингвально в таблетках по 0,1) и Биотредин ® (сублингвально в таблетках по 0,1). Все три препарата разрабатывались целенаправленно, исходя из современных представлений о молекулярных действиях этанола, успешно прошли испытания, разрешены к широкому медицинскому применению и внедрены.

Лимонтар ® – регулятор обмена веществ, содержит янтарную и лимонную кислоты. Молекулярный механизм детоксикации с помощью Лимонтара ® при алкогольном опьянении основан на уменьшении уровня ацетальдегида (АцА). После приема этанола наблюдается повышение концентрации АцА, что приводит к нарушению окислительно-восстановительных процессов. В результате клетка теряет способность окислять целый ряд субстратов – изолимонную, яблочную, глутаминовую кислоты и, в том числе, АцА. При этом накопление энергии в форме АТР происходит преимущественно за счет окисления янтарной кислоты, так называемого, янтаризированного дыхания. При высокой же концентрации АцА способен даже ингибировать и янтаратзависимое дыхание, соответствующее появлению высокой фазы опьянения.

Лимонтар ® рекомендуется принимать как заблаговременно (в качестве алкопротектора), так и в период опьянения. Препарат способствует увеличению образования и окисления янтарной кислоты, что, в свою очередь, обеспечивает реализацию метаболических реакций, которые участвуют в детоксикации и окислении АцА, превращая его в уксусную кислоту. Этот эффект Лимонтара ® проявляется в уменьшении степени выраженности опьянения и в увеличении (в 1,5-2-3 раза) константы элиминации этанола. В период опьянения введение Лимонтара ® по 0,25 г с интервалами 1,5-2-3 часа позволяет в физиологическом режиме поддерживать жизнедеятельность клеток и процессы детоксикации. В этом плане действие Лимонтара ® принципиально отличается от «допингового» вытрезвляющего эффекта фенамина и ему подобных препаратов.

К Лимонтару ® не следует относиться как к вытрезвляющим средствам. Это — средство для лечения острого алкогольного опьянения: равномерно поддерживая клеточное дыхание, сопряженное с образованием АТР, он помогает реализации целого ряда других важных метаболических окислительно-восстановительных реакций. Как показывает практика, в конечном итоге применение Лимонтара ® в качестве алкопротектора для лечения острого алкогольного опьянения позволяет уменьшить или ликвидировать симптомы похмелья, а при алкоголизме — симптомы алкогольного абстинентного синдрома (ААС).

В острую фазу ААС Лимонтар ® применять не рекомендуется. Однако не следует сбрасывать со счетов, что его прием в период острого опьянения и при астенических состояниях способствует восстановлению секреторной, кислотообразующей функции желудка и рвотного рефлекса. При астенических проявлениях (как при ААС, так и период ремиссии) проведение курса Лимонтара ® в течение 3-7 дней способствует уменьшению вялости, сонливости, повышению умственной, физической работоспособности, нормализации аппетита пациента. После отмены препарата рецидива состояния астенического синдрома не наблюдается.

Подъязычный прием препарата Глицин в таблетках по 0,1 г как заблаговременно (за 20-120 минут), так в период опьянения, а также на этапах последействия алкоголя стимулирует взаимодействие (процесс конъюгации) глицина и АцА, что и обеспечивает детоксицирующее действие Глицина. У практически здоровых детей, подростков, взрослых, а также больных алкоголизмом Глицин, по данным ЭЭГ, активирует лобные доли и нижние отделы затылочной области, повышает внимание, увеличивает скорость психофизиологических реакций и счетно-вычислительных операций. При регулярном приеме Глицина отчетливо обнаруживается его ноотропное действие.

Сравнительный эффект Глицина и транквилизаторов

Источник

Топ-10 лекарств, несовместимых с алкоголем

Поделиться:

О том, что спиртные напитки «не дружат» со многими лекарствами, известно давно. А вот информация, какие именно препараты не следует совмещать с алкоголем «в одном бокале», зачастую противоречива и запутанна. В рамках самообразования и подготовки к «щедрым» российским праздникам — Новому году и Рождеству — восполним пробелы в знаниях и определимся со списком наиболее распространенных лекарств, требующих исключительно трезвого образа жизни.

Сразу скажем, что «совмещать» — это вовсе не значит запивать препарат бокалом шампанского или вина. Период полувыведения лекарств может достигать 10–12 часов, поэтому, принимая лекарство утром, а «на грудь» — вечером, вы тоже совмещаете его с алкоголем.

1. Парацетамол

Мало кто знает, что один из наиболее популярных жаропонижающих и обезболивающих препаратов может быть опасен, если его сочетать с алкогольными напитками. В присутствии спиртного парацетамол метаболизируется в организме с образованием токсичных веществ, которые могут вызывать повреждение печени. Опасность наиболее велика, если совмещать длительный прием алкоголя (например, 90 мл водки или больше в сутки на протяжении нескольких дней) с высокими дозами парацетамола (3000 мг и выше).

dc9894a3ac3ba5b97f143663e8ccb836

2. Противоаллергические и противопростудные средства

Алкоголь, употребленный в тот же день с некоторыми антигистаминными препаратами, в том числе с популярными цетиризином и лоратадином, усиливает воздействие лекарств на центральную нервную систему. Это проявляется повышенной сонливостью, заторможенностью и снижением двигательной активности. Следует учитывать, что в состав многих комбинированных противопростудных лекарств входят противоаллергические компоненты и, кстати, парацетамол.

7dd86d947e9545510be018db74c2cbcaЧитайте также:
Антибиотики и алкоголь: последствия

Непременно откажитесь от алкоголя, если вы принимаете Антигриппин (парацетамол + хлорфенамин + аскорбиновая кислота), АнтиФлу или Колдакт Флю Плюс (парацетамол + фенилэфрин + хлорфенамин).

3. Нестероидные противовоспалительные препараты

Они популярны и порой почти незаменимы. Ибупрофен, кетопрофен, напроксен, диклофенак и другие НПВП пьют при зубной и головной боли, разыгравшемся артрите или воспалении мышц. И нередко потребители не подозревают, что принятый на фоне лечения НПВП алкоголь многократно увеличивает риск желудочно-кишечных кровотечений. Напомню, что препараты этой группы и без того не очень лояльны к пищеварительному тракту и могут быть причиной гастропатий — заболеваний желудка. Алкоголь же способен превращать НПВП в агрессивные вещества, грозящие настоящей бедой.

4. Противокашлевые средства

3ce67aa682be72b08eff7a902b02a462

Лечение довольно широко применяющимися лекарствами от сухого кашля, в том числе декстрометорфаном, входящим в состав комплексных противокашлевых средств (Терасил-Д), а также препаратами с кодеином (Терпинкод) в сочетании с алкоголем может привести к появлению сонливости, головокружения и слабости.

5. Антибиотики

Вопреки расхожему мнению, не все антибактериальные препараты категорически несовместимы с алкоголем, а только некоторые из них, в частности:

При использовании этих антибиотиков в комплексе с алкоголем происходит блокирование фермента, ответственного за разложение токсичного ацетальдегида. Последний, накапливаясь, вызывает затруднение дыхания, тахикардию, появление чувства страха, озноба или жара, падение артериального давления, рвоту. Кстати, именно так работают препараты, которые применяют для «кодирования» от алкоголизма, в частности, дисульфирам (Тетурам).

6. Средства для лечения сахарного диабета 2-го типа

Диабетикам вообще нужно быть крайне осторожными с алкоголем — ведь он способствует повышению уровня сахара в крови. Тем более если налегать на спиртное, принимая сахароснижающие лекарства, в частности метформин («золотой стандарт» для лечения диабета): резко повышается риск крайне опасного осложнения — лактоацидоза. Он характеризуется повышением уровня молочной кислоты в крови, которое становится смертельным почти в 50 % случаев.

7. Препараты, снижающие артериальное давление

17b7e79d1637e358614ea8af3a94920a

Гипертоники, которые пытаются контролировать давление с помощью лекарств и при этом не отказывают себе в рюмочке-другой, также рискуют пасть жертвой несовместимости препаратов с алкоголем. Врачи не рекомендуют сочетать прием квинаприла, верапамила, доксазозина, празозина, клонидина (Клофелина), лозартана, амлодипина, лизиноприла, эналаприла и гидрохлортиазида со спиртными напитками. В противном случае могут появиться головокружение, сонливость, обморочное состояние, а также нарушения работы сердца, включая аритмию.

8. Средства, снижающие уровень холестерина в крови

Препараты, предназначенные для нормализации содержания липопротеинов (холестерина) в крови, также нельзя совмещать с алкогольными напитками во избежание поражения печени. Следует отказаться от спиртного, если вы принимаете статины — препараты первой линии для борьбы с дислипидемией, а именно аторвастатин, ловастатин, розувастатин, симвастатин.

9. Антидепрессанты

Крайне осторожно нужно подходить к алкогольным возлияниям больным депрессией, получающим медикаментозное лечение. Трициклические антидепрессанты (например, амитриптилин) в комбинации с алкоголем дают мощный седативный эффект. Сочетание незначительных доз спиртного с современными ингибиторами обратного захвата серотонина (например, пароксетином, флуоксетином, эсциталопрамом и др.) еще может пройти для выпивающего безнаказанно. Однако регулярные алкогольные нагрузки на фоне антидепрессантной терапии грозят ухудшением состояния: усилением тревоги и чувства безнадежности, снижением двигательных функций.

10. Седативные

Алкоголь оказывает седативное, т. е. успокоительное действие. Если же вы принимаете успокоительные препараты и при этом позволяете себе «принять на грудь», будьте уверены: эффект седативных средств под действием доз этанола непременно увеличится, что проявится заторможенностью, снижением двигательной активности, сонливостью и потерей концентрации внимания. Поэтому категорически не рекомендуется предаваться зеленому змию тем, кто лечится снотворными (золпидемом, зопиклоном, доксиламином), успокоительными средствами (в том числе и растительными, к примеру, тем же экстрактом валерианы) и тем более транквилизаторами (феназепамом, диазепамом и т. п.).

Источник