какие танки делал порш

«Тигр» Порше: жертва грязной конкуренции

1491635 1436607473224009 1456926934 n

Программа создания немецких тяжёлых танков стартовала еще в 1937 году, но работы сильно затянулись. В конструкцию ещё не построенных танков постоянно вносились изменения. В связи с этим в декабре 1939 года была начата работа Porsche K.G. по созданию нового тяжёлого танка Typ 100, известного также как VK 30.01 (P ). Развитие этого проекта привело к созданию другого танка, VK 45.01(P ), или Pz.Kpfw.Tiger (P ), которому и посвящена сегодняшняя статья. Эта машина, которую также часто называют «Тигр» Порше», была принята на вооружение вермахта и даже вполне могла стать основным тяжелым танком немецкой армии – если бы обстоятельства сложились чуть иначе.

Рост массы в прежних габаритах

VK 30.01 (P ) стал первым немецким тяжелым танком, в конструкции которого толстая броня сочеталась с мощным вооружением, позволявшим без особых проблем бороться с боевыми машинами того же класса. Но уже в марте 1941 года, когда вооружение для первенца Porsche K.G. ещё только утверждалось, поднимался вопрос о более мощном вооружении для этого танка. Германия вовсю готовилась к войне с Советским Союзом, а достоверной информацией о танках, состоявших на вооружении Красной армии, немецкая разведка не располагала. Сведения приходили отрывочные и противоречивые, в них фигурировали даже боевые машины массой больше 100 тонн.

Неудивительно, что создателями немецкого тяжёлого танка рассматривались и более мощные орудия, чем танковая версия 8.8 cm Flak 18. В их числе были 10,5 cm Kw.K. L/47 и 8.8 cm Kw.K. L/56 с увеличенной начальной скоростью снаряда. В мае появилась и третья кандидатура – 8.8 cm Kw.K. L/71, которая базировалась на баллистике 88-мм зенитной пушки Flak 41.

Направления дальнейшего развития немецких тяжёлых танков были утверждены на совещании с участием Гитлера 26 мая 1941 года. Тогда в очередной раз был поднят вопрос о том, что вермахту нужна танковая пушка, способная пробить броню толщиной 100 мм на дистанции в 1,5 километра. Кроме того, ужесточались требования к защите тяжёлых танков. Толщина бортов сохранялась на уровне 60 мм, а вот лоб корпуса и башни усиливался до 100 мм. Эти изменения касались как VK 30.01 (P ), так и машин, разрабатывавшихся Henschel.

Поскольку ни VK 30.01 (H), ни VK 36.01 в исходном виде не подходили под новые требования, конструкторы Henschel стали проектировать новый танк. Эта машина, получившая обозначение VK 45.01(H), базировалась на наработках по VK 36.01, а башня для неё бралась от VK 30.01(P ). Разработка VK 30.01(H) и VK 36.01 при этом не сворачивалась, то есть фирма Henschel теперь работала сразу над тремя тяжёлыми танками.

tiger i 14504d730c5881bebc3ef1b0748e0112

Что же касается фирмы Porsche, то здесь поначалу речь шла о доработке Typ 100 с учётом новых требований. При этом от усиления вооружения здесь довольно быстро отказались. Иногда утверждают, что якобы для Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E конструкторы прорабатывали возможность установки 71-калиберной пушки 8.8 cm Kwk 43 в качестве одного из вариантов модернизации. На самом же деле её предполагалось использовать с самого начала. Но затребованное Гитлером орудие оказалось «заложником» башни. Вписать такую пушку в разработанную концерном Krupp башню было нереально. Об этом, кстати, писал и сам Порше. Таким образом, идея использования 8.8 cm Kw.K. L/71 в башне VK 45.01 – не более чем пожелание, которое оказалось невозможно выполнить.

Машину обозначили Typ 101, в КБ Porsche проекту присвоили индекс Sonderfahrzeug II. Также по отношению к этому проекту стали использовать индекс VK 45.01(P ), который под конец разработки применялся и к VK 30.01(P ). Правда, с самого начала было очевидно, что обозначенная в индексе 45-тонная весовая категория является не более чем условностью.

В отличие от Henschel, инженеры Porsche K.G. не стали радикально переделывать исходный проект Typ 101. Общие габариты машины, а также её башня остались прежними. Вместе с тем, компоновка машины сильно изменилась. Идея с передним расположением ведущих колес была признана не самой удачной. К недостаткам подобной схемы относилось и то, что она сильно усложняла обслуживание электромоторов. Для их выемки требовался люк в лобовой части корпуса, который отнюдь не усиливал стойкость брони. Поэтому электромоторы и ведущие колеса перекочевали в кормовую часть танка.

Увеличившаяся масса заставила Porsche K.G. проектировать новый бензиновый двигатель. Он был выполнен по схеме V-10 и имел воздушное охлаждение. Мотор получил тот же индекс, что и танк – Typ 101. Его объем вырос до 15 литров, а мощность – до 310 лошадиных сил при 2500 об/мин. Суммарно два установленных на танке мотора должны были выдавать 620 лошадиных сил. Каждый двигатель был сблокирован с генератором Siemens-Schuckertwerke aGV 275/24. Генераторы крепились с передней части двигателя. В изменённых надгусеничных полках разместились вентиляторы системы охлаждения, которые гнали воздух в моторное и трансмиссионное отделения. От генераторов ток поступал к двум электродвигателям Siemens-Schuckertwerke D1495a.

Из-за перекомпоновки пришлось переделывать корпус. Его длина и общая форма почти не поменялись, но кормовая часть претерпела ряд метаморфоз. Также немного изменилась форма лобовой части. Толщина лобового листа выросла до 100 мм, а бортов и кормы до 80 мм. Соответствующим образом оказалась переделано моторное отделение, которое стало моторно-трансмиссионным. Кроме того, довольно сильно увеличились по высоте надгусеничные полки. Для улучшения обзорности в скосах лобового листа появились смотровые приборы.

Согласно первоначальному проекту в бортах корпуса предусматривались эвакуационные люки. Они появились здесь явно благодаря 6-му отделу Департамента вооружений. Достаточно вспомнить, что подобные люки имелись на Pz.Kpfw.I Ausf.F, Pz.Kpfw.II Ausf.J и VK 36.01, к созданию которых 6-й отдел имел прямое отношение. То, что наличие люка ослабляет борт, как и то, что пользоваться этими люками было неудобно, во внимание не принималось. Корпуса VK 45.01(P ) изготавливались с вырезами под эвакуационные люки, но от этой идеи довольно быстро отказались, ни одного танка с такими люками построено не было. Отверстия пришлось заваривать прямо на заводе.

А вот от другого рудимента избавиться не удалось. Дело в том, что от Typ 101 новый тяжёлый танк по наследству получил лобовую часть корпуса характерной ступенчатой конструкции. С учетом скосов она состояла из 6 деталей. Ослабленные зоны смотрового прибора механика-водителя и пулеметной установки дополнялись верхним лобовым листом, расположенным под углом к нормали всего в 9 градусов.

В отличие от корпуса, конструкция ходовой части изменилась довольно сильно. От поддерживающих катков конструкторы отказались, а опорные катки получили внутреннюю амортизацию. Полностью изменилась конструкция ведущих колес и ленивцев. Без изменений остались только траки, да и то, как выяснилось позже, лишь на время.

Метаморфозы

Гитлер распорядился изготовить по 6 образцов VK 45.01(H) и VK 45.01(P ) с одинаковыми башнями. Впрочем, довольно быстро было решено построить сразу 100 VK 45.01(P ) первой серии безо всяких прототипов. На тот момент детище Porsche K.G. имело больший приоритет. И дело тут отнюдь не в дружбе Фердинанда Порше с Гитлером, Тодтом и другими промышленниками. В отличие от фирмы Henschel, которая к тому моменту проектировал тяжелый танк уже пятый год, Porsche K.G. с поставленными задачами справлялась быстрее. А главное, машина Порше выглядела более удачной. Что же касается потенциальных подрядчиков, например, Krupp, то им было без разницы, чья машина победит. Так или иначе, контракты на изготовление корпусов доставались им.

22 июля 1941 года с Krupp был заключён контракт SS-2105803/41 на изготовление 100 комплектов брони. На следующий день был заключён контракт SS-210–5905/41 на изготовление 100 башен вместе с вооружением. Орудия к ним поставляла фирма Wolf Buchau. Поставщиком моторов выступала фирма Simmering-Graz-Pauker AG из Вены, за электрооборудование, включая генераторы и электродвигатели, отвечала Siemens-Schuckertwerke. Ходовую часть изготавливала Škoda. Окончательная сборка производилась силами Nibelungenwerk в Санкт-Фалентин, Австрия.

Быстрее всех со своей работой справился концерн Krupp. Первые 4 корпуса VK 45.01(P ) были готовы в декабре 1941 года, еще 3 в январе 1942, 12 в феврале и 9 в марте. Всего до июля 1942 года было построено 64 корпуса.

Лишь закалкой изменения не ограничились. Ещё в марте 1942 года было принято решение половину Pz.Kpfw.VI Ausf.P (использовалось именно такое обозначение) построить в варианте Typ 102, заводское обозначение Sonderfahrzeug II HA. Typ 101, в свою очередь, стал обозначаться как Sonderfahrzeug II EA. Буква E означала электрическую трансмиссию, а H – гидромеханическую, фирмы Voith. Общая масса всех элементов электрической трансмиссии достигала 4,6 тонны. Вместе с тем, гидромеханическая трансмиссия, хоть и была более чем в 2 раза легче электрической, тоже оказалась весьма громоздкой, да в добавок имела лишь 2-скоростную коробку передач.

23 марта Krupp получил указание подготовить 50 корпусов для оснащения трансмиссией Voith. К маю было готово 10 корпусов, Voith получила заказ на изготовление трансмиссий. Согласно данным CIOS, было изготовлено 20 комплектов гидромеханических трансмиссий. Правда, на танки они так и не попали. Была получена команда оставить для оснащения гидромеханической трансмиссией всего один корпус, остальные переделать обратно. Позже трансмиссию испытали на истребителе танков Ferdinand. Машина прошла 2000 километров, при этом результаты показали, что работает разработка Voith хуже, чем трансмиссия Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E.

Еще одной альтернативной разработкой, также не пошедшей в серию, стало другое вооружение. 30 октября 1941 года заводское КБ Škoda подготовило проект 105-мм орудия 10,5 cm Kw.K. 16/775. Пушка с длиной ствола 40,6 калибров вписывалась в башню Krupp при условии некоторой переделки орудийной маски и появления другой командирской башенки. Дальше эскизного проекта эта разработка не пошла. Характеристики этого орудия выглядели не особо впечатляющими по сравнению с 8.8 cm Kw.K. 36 L/56.

Главной проблемой VK 45.01(P ) стала спешка, с которой этот танк запускали в серию. При этом причину, по которой немецкое руководстве решило начинать серийное производство этого танка, минуя изготовление опытных образцов, можно легко понять. Очень скоро после нападения на СССР немцы поняли, что потенциал Красной армии оказался ими недооценен. Это было связано в том числе и с танками Т-34 и КВ-1. Тяжёлый танк требовался вермахту как воздух.

Узким местом спешно отправленного на конвейер танка стал двигатель, выпускавшийся Simmering-Graz-Pauker. Первый тестовый образец был построен в декабре 1941 года, и сломался он спустя несколько минут после запуска. Несколько месяцев Porsche и Simmering работали над устранением недостатков. 9 марта 1942 года на сборочное предприятие был доставлен второй двигатель, который работал как часы. Спустя 2 дня прибыл третий мотор, также не имевший никаких проблем. 10 апреля оба двигателя отправились на Nibelungenwerk. В тот же день концерн Krupp отгрузил первую башню.

18 апреля танк был готов и отправился в ставку Гитлера. Эта машина получила развитые крылья, выступавшие за габариты корпуса. Демонстрация, прошедшая 20 апреля, в день рождения фюрера, в целом оказалась успешной, но далеко не всё прошло гладко. Выяснилось, что проблемы с двигателем никуда не делись, и особенно это касалось системы охлаждения. Кроме того, для столь тяжелой машины траки шириной 500 мм оказались слабоватыми. В конструкцию машины требовалось срочно вносить изменения. И все это на фоне того, что в мае 1942 года Nibelungenwerk должна была выпустить первые 10 танков.

А к этому времени годами топтавшаяся на месте фирма Henschel смогла догнать конкурента. 20 апреля вместе с первым образцом VK 45.01(P ) перед Гитлером красовался и первый опытный образец VK 45.01(H). Детище Henschel было легче и оснащалось практически такой же башней, как танк Порше.

Борьба с дефектами и с административным ресурсом

Обнаружение в ходе испытаний дефектов сорвало план по выпуску 10 танков в мае 1942 года. Между тем, Krupp в апреле 1942 года сдал 2 заказанные башни, и ещё 8 – в мае. В июне поставки башен не производились. В изначальную конструкцию башен вносились изменения, особенно это заметно по форме крыши. Если раньше в крыше имелся выступ под пушку, то теперь этот выступ занял собой всю ширину башни. Это позволило немного увеличить объем боевого отделения. Эти изменения были внедрены в конструкцию башен, начиная с №11 (для танков Порше это была девятая башня). Тогда же переделке подверглась орудийная маска. Две первые измененные башни были построены в июле 1942 года.

Танк отправился на Куммерсдорфский полигон, где проходил испытания. Здесь снова дали знать о себе проблемы с двигателем и системой охлаждения. Эти проблемы, впрочем, были известны и ранее. В июне 1942 года один из серийных двигателей был подвергнут испытаниям. Мотор выдал мощность 311 лошадиных сил, но дальше начались проблемы. Карл Рабе, правая рука Фердинанда Порше, выявил основную причину возникавших неполадок. Из-за недостаточной площади охлаждения и пузырения масла, выполнявшего роль охлаждающей жидкости, перегревался распределительный вал. В результате после 50 часов работы двигатель начинал резко терять мощность и ломался.

Проблему с двигателем предполагалось решить путём его модернизации. Мотор с двумя дополнительными вентиляторами, установленными над генератором, получил обозначение Typ 101/2. По габаритам он был схож с Typ 101, но для установки улучшенного мотора всё же потребовалось немного переделать моторное отделение. 23 июля контракт вновь был изменён. Теперь 30 машин должно было быть построено в версии Typ 101, 10 – в версии Typ 102, а оставшиеся 60 танков, получавших мотор Typ 101/2, обозначались как Typ 103. Поскольку все эти модификации особо не отличались от Typ 101, их заводское обозначение осталось прежним – Sonderfahrzeug II EA.

Из-за необходимости переделки корпусов Krupp прекратил их отгрузку. Предполагалось, что поставки корпусов для Typ 103 начнутся с 5 октября 1942 года, а 45 шасси будут готовы в период с февраля по март 1943 года.

Существовал и запасной вариант, впервые упомянутый еще 23 марта 1942 года. Речь идет о танках Typ 130 и Typ 131, носивших заводское обозначение Sonderfahrzeug 101 WE и Sonderfahrzeug 101 WH соответственно. Их особенностью должны были стать двигатели жидкостного охлаждения. При этом Typ 131 (Sonderfahrzeug 101 WH) был, скорее, подстраховкой. На практике делать собирались только машину с электрической трансмиссией, Sonderfahrzeug 101 WE.

Некоторые историки утверждают, что уже после демонстрации 20 апреля нацистское руководство сделало выбор в пользу Pz.Kpfw.VI(H1), отказавшись от проблемной машины. На самом деле это не так. Да, у детища Фердинанда Порше хватало болячек. Но это нормально для принципиально новых танков, тем более запущенных в серию без опытного образца. Больше того, как раз электрическая трансмиссия, которую часто высмеивают, работала надежно – в отличие от трансмиссии танка Henchel.

Не надо думать, что с производством машин Henschel все было хорошо. Первые танки были сданы в августе 1942 года, всего их в этом месяце было сделано 8 штук. За тот же период Nibelungenwerk закончила 4 танка. В сентябре было изготовлено 3 и 4 танка соответственно.

15 августа 1942 года танк Порше получил обозначение Pz.Kpfw.VI P и сквозной индекс Sd.Kfz.181. Тот же самый сквозной индекс получил и конкурент Pz.Kpfw.VI H. Другими словам, на вооружение вермахта были приняты оба танка.

То, что «Тигр» разработки Henschel уже имел к этому времени больший приоритет, не секрет. Эта машина создавалась при прямом контроле со стороны 6-го отдела Департамента вооружений и лично Генриха Книпкампа. В апреле 1942 года, еще до демонстрации Гитлеру, на Henschel «свалился» контракт на выпуск еще 200 танков, 124 машины «отсыпали» фирме в августе 1942 года. 8 февраля 1942 года в авиакатастрофе погиб Фриц Тодт, который был одним из покровителей Порше и Танковой комиссии. Тем не менее, Департамент вооружений всё ещё выжидал. 5 из выпущенных Pz.Kpfw.VI P отправились в Дёллерсхайм, где поступили в распоряжение 503-го батальона тяжелых танков. Это недвусмысленно намекает на то, что осенью 1942 года танки разработки Porsche K.G. по-прежнему рассматривались в качестве альтернативы.

Начиная с шестой выпущенной машины внешний вид Pz.Kpfw.VI P немного поменялся. После испытаний стало ясно, что идея с обрезанными «крылышками» оказалась не самой удачной, танкам вернули крылья, которые тянулись через весь корпус. Вносились изменения в конструкцию, улучшалась надежность силовой установки. Все проблемы двигателя решить не удалось, но следует помнить, что в дальнейшем предполагалось выпускать улучшенные Typ 103, у которых болячки с системой охлаждения удалось вылечить. К тому же оставалась альтернатива в виде Typ 130 с двигателем жидкостного охлаждения.

Из выпущенных с апреля по сентябрь 9 танков 4 использовались как опытные образцы, на которых тестировались различные агрегаты. В октябре 1942 года был выпущен последний, десятый танк. Машину изготовили в командирском варианте, она получила серийный номер 150013.

Тогда же, в октябре 1942 года, Департамент вооружений оказался в щекотливой ситуации. В серийном производстве находились 2 танка с одинаковым вооружением, практически равноценных по броне, при этом каждый со своими достоинствами и недостатками. Было решено провести совместные испытания разных танков, при этом 14 октября выпуск Pz.Kpfw.VI P был приостановлен. 8 ноября танки, среди которых было 2 Pz.Kpfw.VI P и 2 Pz.Kpfw.VI H, прибыли в Берке. В ходе испытаний на подъем оба танка Порше преодолели препятствие, чего не смог сделать ни Pz.Kpfw.VI H, ни VK 36.01.

Уже в процессе сравнительных испытаний было ясно, что задумывались они именно как предлог для прекращения выпуска Pz.Kpfw.VI P. К тому моменту было решено, что делать с 91 изготовленным шасси. На их базе было решено строить истребители танков 8,8 cm StuK 43 Sfl L/71 Panzerjäger Tiger (P ), более известные как Ferdinand. 90 башен переделывалось силами Wegmann для установки на Pz.Kpfw.VI H (с декабря 1942 года обозначавшиеся как Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E). Как раз с ноября Henschel нарастил темпы производства своих танков, сдав 17 машин, а в декабре их было построено уже 38.

Да, налицо была нечистоплотная конкуренция. Но, в конце концов, шла война, и немецкому руководству следовало определиться, какой из двух похожих танков останется в серии.

Переделанный подобным образом командирский танк в апреле 1944 года отправили на фронт. Там он оказался в составе 653-го батальона истребителей танков. Машина попала в компанию «близких родственников» — батальон был вооружён истребителями танков Elefant. В этой же части оказались еще три машины на базе Pz.Kpfw.VI(P ) – БРЭМ Bergepanzer VI. Судьба у всех этих машин оказалась примерно одинаковой. 13 июля началась Львовско-Сандомирская операция. Никаких подробностей первого и одновременно последнего случая боевого применения Pz.Bef.Wg.VI (P ) не сохранилось. Можно лишь утверждать, что танк был раздавлен катком советского наступления: ещё 18 июля он числился в составе батальона, а 22 июля его, как и двух Bergepanzer VI, там уже не было.

Реальная история «Тигра» разработки фирмы Фердинанда Порше слегка отличается от того, что рассказывают некоторые историки. Не было ни сложной постоянно ломающейся электротрансмиссии, ни выпуска 100 шасси до принятия решения о прекращении выпуска танка, ни однозначной победы над конкурентом «Тигра» фирмы Henschel. Зато имели место спешка и грязная конкурентная борьба.

После войны не стало ни 6-го отдела, ни Департамента вооружений, ни Гитлера, ни Третьего рейха. А вот значительная часть немецких фирм осталось. Когда во второй половине 50-х началась работа по созданию танка 30-тонного класса, известного как Standardpanzer, в конкурсе победила машина группы A. Основным разработчиком её шасси была фирма Porsche, а башню создавала Wegmann. В 1965 году танк был принят на вооружение как Leopard. То же самое имя за два с лишним десятилетия до того носил танк-первенец Porsche K.G.

Автор выражает признательность Юрию Тинтере (Jiri Tintera) и Франтишеку Роцкоту (František Rozkot), Чехия, за помощь в подготовке материала.

Источник

Фердинанд Порше: танковый авантюрист или заложник обстоятельств?

tankman 2 e5d6d42d787f6980aab445cc9522f4ab

Фердинанд Порше известен прежде всего как выдающийся автомобильный конструктор, но это была далеко не единственная область приложения его способностей. Во время обеих мировых войн он активно участвовал в разработке проектов военной техники.

Многими любителями истории Порше-танкостроитель воспринимается как витающий в облаках чудаковатый профессор, который продвигал технически совершенные и слишком сложные конструкции, не задумываясь о реалиях войны. Мол, пользуясь хорошими отношениями с Гитлером, он неоднократно создавал альтернативные проекты танков, которые раз за разом отвергались из-за своих технических особенностей. В интернете Фердинанда Порше даже предлагали наградить Сталинской премией за растрату впустую ресурсов Третьего рейха.

В действительности многие до сих пор не понимают, какую роль Фердинанд Порше играл в создании танков и как его фирма вообще попала в танкостроение. Эта тема обросла предвзятостью и мифами до такой степени, что бесполезно опровергать какие-либо утверждения и проще описать всё заново.

Многие ранние исследования истории немецких танков основывались на послевоенных допросах инженеров и управленцев, которые рассказывали о своих взглядах на события. Память их нередко подводила, да и сами взгляды были предвзятыми и отражали конкретные интересы. Доходило до откровенного перекладывания ответственности. Например, Генрих Книпкамп из Отдела №6 Управления вооружений, занимавшегося бронетехникой, на допросе заявил, что сверхтяжёлый танк «Маус» был личной авантюрой Гитлера и Порше. При этом сам Книпкамп в годы войны занимался проталкиванием конкурирующего E-100, ещё более сомнительного с точки зрения конструкции.

Когда после войны исследователи начали писать историю немецких танков, они некритично использовали подобные материалы и придумали целый ряд мифов, которые были многократно пересказаны в более поздних публикациях. В этих мифах были представлены мнения конкурентов Порше, которые невысоко оценивали его деятельность. Иначе и быть не могло: архив фирмы Порше серьёзно пострадал в 1943 году, а после войны её глава оказался за решёткой, и ему было не до саморекламы.

placeholder 7261d46df3caf14477184fd0ae63a12d0d76d89481141ec8f26d02a82c80da4e

Однако на мифах полувековой давности далеко не уедешь. Если электрическая трансмиссия «Тигра» конструкции Порше была такой ненадёжной, почему на самоходках «Фердинанд» она показала себя хорошо? Если фирма «Порше» в то время была конструкторским бюро без собственных производственных мощностей, как Порше мог самовольно производить корпуса и башни? Если Порше всячески продвигал электрические трансмиссии, почему на дизельных VK 45.02 (P) планировалась только гидромеханическая трансмиссия? Список вопросов можно составлять и дальше, но ответ на них один и тот же: историю надо писать заново.

Во главе Танковой комиссии

В Германии 30-х годов разработка танков велась очень централизованно. Отдел №6 Управления вооружений обращался к фирмам с детальным заданием на новый танк, в котором оговаривалось, какие двигатели, трансмиссии и ходовые части на нём необходимо использовать. Не случайно многие немецкие танки даже разных фирм так похожи между собой. Однако у этого подхода есть слабое место: если идеи Управления вооружений оказывались неудачными, они губили сразу несколько танков.

Так и случилось накануне Второй мировой войны. С 1937 года под руководством Генриха Книпкампа из Отдела №6 велись работы по новым танкам. Для достижения высоких скоростей Книпкамп продвигал сложные трансмиссии и ходовые части по типу своих полугусеничных машин. На испытаниях прототипы постоянно ломались, из-за постоянных переделок затягивалось их доведение до ума. Началась война. План производства Pz.Kpfw.III был сорван, а тяжёлых танков в войсках не было вообще, хотя работы по ним шли три года.

Это подействовало отрезвляюще. По инициативе Адольфа Гитлера и рейхсминистра Фрица Тодта была создана Танковая комиссия (Panzerkomission). Она должна была заниматься не только разработкой новых танков, но и оценкой проектов бронетехники. В комиссию входили представители фирм, занятых в разработке и производстве военной техники. Фактически немцы создали прямого конкурента Отделу №6 Управления вооружений.

3 сентября 1939 года главой Танковой комиссии назначили Фердинанда Порше, его заместителем стал директор концерна «Штайр» Оскар Хакер. В этом нет ничего удивительного: у Порше были хорошие отношения с Тодтом и Гитлером, в разговорах с фюрером он позволял себе называть вещи своими именами. Во главе комиссии он критиковал сложные трансмиссии и ходовые части немецких танков. Например, Порше был в числе тех, кто отстоял упрощение трансмиссии «Пантеры». Надо ли говорить, что отношения с Управлением вооружений у него были, мягко говоря, непростые?

В ответ Порше предлагал простые в установке и ремонте блокированные подвески, двигатели воздушного охлаждения, а также автоматические бесступенчатые трансмиссии. Поначалу это были электрические трансмиссии, очень тяжёлые и требующие тонны меди. Порше часто критикуют за их использование — он, якобы, слепо пытался ставить их куда только можно. На самом деле уже в начале 1942 года фирма «Фойт» по заданию «Порше» работала над гидромеханической трансмиссией; после её успешных испытаний Порше продвигал на танках именно гидромеханику. Управление вооружений скептически отнеслось к этой затее, но время рассудило иначе: сейчас гидромеханика на танках — де-факто стандарт. Что интересно, американцы в эти годы шли аналогичным путём.

Рождение «Тигра»

В декабре 1939 года фирма «Порше» получила первое задание на разработку тяжёлого танка Typ 100, более известного как VK 30.01 (P). К этому моменту фирма «Хеншель» вела работы по VK 30.01 (H) почти четыре года, но в серию запускать было нечего. В то время фирма «Порше» была конструкторским бюро без своих производственных мощностей, поэтому вокруг неё сколотили конгломерат: «Крупп» поставлял броню и разрабатывал башни, «Сименс» и «Фойт» отвечали за трансмиссии, «Штайр» и «Зиммеринг» за двигатели, а «Шкода» вела работы по ходовой части. Сборка танков производилась на заводе «Нибелунгенверке», входящем в концерн «Штайр».

К марту 1941 года «Порше» и «Крупп» подготовили проект 45-тонного тяжёлого танка Typ 100 Leopard с 88-мм орудием. На нём использовались двигатели воздушного охлаждения, электрическая трансмиссия и блокированная подвеска. В мае после очередного роста требований к броне резервы шасси подошли к концу, поэтому в июле фирма «Порше» начала работы по новому тяжёлому танку Typ 101 под имеющуюся башню. По аналогии с «Леопардом», более тяжёлый Typ 101 назвали «Тигром». В наследство от 45-тонного Typ 100 ему достался индекс VK 45.01 (P), хотя речь шла о танке весом более 50 тонн.

Тем временем на основе VK 36.01 под ту же башню фирма «Хеншель» проектировала конкурирующий VK 45.01 (H). Гитлер требовал новые танки как можно раньше, поэтому оба «Тигра» были запущены в серийное производство без предварительных испытаний, прямо с чертёжной доски. «Порше» заказали серию из 100 «Тигров»: 50 Typ 101 с электрической трансмиссией «Сименс» и 50 Typ 102 с гидромеханической трансмиссией «Фойт». Прототип Typ 102 прошёл более 2200 километров без поломок трансмиссии, однако его производство отменили по неясным обстоятельствам, а готовые трансмиссии «Фойт» отправились на слом.

Из-за крайней спешки у «Тигра» Порше было много детских болезней. Его двигатели быстро выходили из строя из-за перегрева, а запас хода едва превышал 100 километров. Фирма спроектировала новую систему охлаждения и увеличила запас топлива, однако готовые корпуса требовалось переделать. Более того, заготовки для Typ 102 пришлось перекраивать под электрическую трансмиссию. Из-за этого план выпуска танков был сорван. Аналогичная ситуация была и с «Тигром» от «Хеншеля»: инженеры устраняли множество недоработок, а производство отставало от графика.

Затея с производством тяжёлых танков на скорую руку провалилась, и теперь немцы решили оставить в серии только один вариант. В ноябре 1942 года состоялись сравнительные испытания, в которых участвовали по два «Тигра» от «Порше» и «Хеншеля», а также «Пантеры» MAN и «Даймлер-Бенц». Сын Фердинанда Порше отметил, что испытания в целом прошли хорошо, это подтверждает и рассказ представителя фирмы MAN. И всё же производство «Тигра» Порше отменили в пользу конкурента, а задел решили переделать в самоходные орудия «Фердинанд». Никакого глубокого смысла в этой затее не было — дешевле и быстрее было достроить доведённые до ума танки и отправить их в бой, по вооружению и броне они в любом случае превосходили любой советский танк. Правда, в этом случае возникал неудобный вопрос: зачем нужен «Тигр» от «Хеншеля»?

Параллельно команда Порше вела работы по развитию своего «Тигра» — тяжёлому танку Typ 180, более известному как VK 45.02 (P) или «Тигр» P2. У него был новый корпус с наклонной бронёй, новая башня под 88-мм орудие с длиной ствола 71 калибр и улучшенные двигатели. VK 45.02 (P) проектировался в нескольких вариантах с передним и задним расположением башни, а также с гидромеханической трансмиссией и дизельными двигателями. Работы по нему остановили одновременно с работами по «Тигру».

Обычно провал «Тигра» Порше связывают с его якобы ненадёжной и дорогой электрической трансмиссией. Однако нет никаких документальных подтверждений её ненадёжности — скорее, наоборот. Экономия меди тоже не играла роли: вместо 50 электрических трансмиссий немцы произвели почти сто. Многое решалось в кабинетных баталиях: не зря перед сравнительными испытаниями остановили только производство «Тигра» Порше, хотя у танка «Хеншеля» было немало проблем. Руководитель завода «Хеншель» в Касселе Герд Штилер фон Хайдекампф после войны прямо сказал: у их «Тигра» выявилось столько проблем, что вскоре Управление вооружений приказало разработать новый тяжёлый танк уже на основе «Пантеры». Так что версия о технически более удачном «Тигре» Хеншеля тоже выглядит весьма сомнительно.

Эпопея с «Маусом»

Работы по тяжёлым танкам имели несомненный практический смысл, чего не скажешь о проектировании сверхтяжёлого 188-тонного танка «Маус». Однако Фердинанд Порше принимал любой заказ и старался выполнить его, не заботясь о возможностях производства и о боевом применении. Он считал, что этими вопросами должен заниматься заказчик.

В 1940 году немцы познакомились с проектами французских сверхтяжёлых танков, а весной 1941 года немецкая разведка узнала о том, что в СССР якобы приняты на вооружение танки весом более 100 тонн. Уже в ноябре 1941 года были составлены требования на танк весом 70 тонн с лобовой бронёй толщиной 140 мм. В ответ фирма «Крупп» разработала несколько проектов Pz.Kpfw.VII Loewe; в зависимости от бронирования их масса гуляла от 70 до 90 тонн. Для вооружения гиганта предлагалось несколько орудий: 105-мм пушка L/70, 128-мм пушка L/50 и 150-мм орудие L/40 (L — длина ствола в калибрах).

В начале марта 1942 года «Крупп» получил указание «раскормить» проект до 100 тонн. Проблема в том, что на «Лёве» планировалось использовать двигатель и трансмиссию от «Тигра», что с ростом массы не внушало доверия. Возможно, именно из-за этого в конце марта к работам по 100-тонному танку привлекли фирму «Порше». Перед ней стояла, мягко говоря, непростая задача: разработать шасси под огромную 23-тонную башню со 150-мм орудием. Вскоре был представлен проект 120-тонного Typ 205 с электрической трансмиссией, подвеской по типу «Тигра» от «Порше» и 16-цилиндровыми дизелем — с ним ожидалась максимальная скорость 20 км/ч. Чтобы не мудрить с транспортными гусеницами, инженеры предложили «утопить» ходовую часть в корпус.

В изначальном виде Typ 205 прожил недолго. Уже в июне 1942 года фирма «Крупп» представила новую башню с вооружением из главного и вспомогательного орудий. Даже в облегчённом варианте её вес достиг 47 тонн. Под неё фирма «Порше» спроектировала новый 150-тонный танк, который уже назывался «Маус». По аналогии с VK 45.02 (P), он был представлен с передним и задним расположением башни. Силовая установка тоже была в двух вариантах: Typ 205A с дизелем «Даймлер-Бенц» MB.507 водяного охлаждения и Typ 205B с дизелем Typ 205/2 воздушного охлаждения.

В итоге был выбран вариант с башней в корме, но и он неоднократно менялся. Из-за более мощного бронирования масса выросла до 170 тонн, поэтому пришлось разрабатывать новую подвеску. Наконец, в башне прописалось 128-мм орудие L/55, а вес достиг 188 тонн. В начале 1943 года началась подготовка к серийному производству, а первый прототип ожидался к концу года. Однако в марте и июле заводы «Крупп» подверглись серьёзным бомбардировкам, которые поставили крест на программе Typ 205.

Немцы всё же смогли построить два прототипа, причём один из них получил башню. Испытания показали, что «Маус» хорошо управлялся и даже мог буксировать другой сверхтяжёлый танк. Итого, коллектив Порше выполнил практически безнадёжную задачу, а заказчик получил то, что хотел, но никакого смысла в этом не было вообще.

В поисках новой концепции

В июле фирма «Порше» совместно с «Рейнметалл» начала работы по семейству лёгких многоцелевых танков Typ 245. Было предложено много инноваций: литая броня, компактная подвеска по типу «Мауса», поперечное расположение двигателя, гидромеханическая трансмиссия «Фойт» в корме и сокращение экипажа до 2–3 человек.

Первый вариант, Typ 245-010, был спроектирован с двухместной башней, в которой устанавливалась автоматическая 55-мм пушка MK 112 фирмы «Рейнметалл»; с ней танк мог вести огонь как по наземным, так и по воздушным целям. При массе в 18 тонн он был отлично защищён: 60-мм броня под углом 55° во лбу и 40-мм броня по углом 28° по бортам. Двигатель Typ 101 мощностью 345 л.с. обеспечивал максимальную скорость 65 км/ч. Итого получился компактный и скоростной танк с хорошим бронированием, пригодный для массового производства и применения в условиях вражеского превосходства в воздухе.

Второй вариант, Typ 245-011, был ещё легче и меньше. На нём сократили экипаж до двух человек, отказались от башни и установили 55-мм автоматическое орудие в корпусе. За счёт этого высота танка по крыше корпуса снизилась до полутора метров (!), а масса достигала всего 15 тонн при том же бронировании. Компактный двигатель воздушного охлаждения мощностью 250 л.с. разгонял танк до 58 км/ч. Для защиты от пехоты предусмотрели башенку с пулемётом MG 42. Этот вариант предназначался для разведки.

Позже на основе «малых тяжёлых танков» был спроектирован многоцелевой танк Typ 250. Высота по крыше корпуса была уменьшена до полутора метров, за счёт этого при той же массе в 27 тонн удалось радикально увеличить толщину лобовой брони до 120 мм. Для улучшения подвижности Порше предложил 12-цилиндровый двигатель с непосредственным впрыском топлива мощностью 500 л.с. Вооружение состояло из 105-мм гаубицы в корпусе и 30-мм автопушки в башне. Следует отметить: хотя основное вооружение у Typ 245-011 и Typ 250 размещалось в корпусе, они считались танками, а не самоходными орудиями.

Проекты Typ 245 и Typ 250 имели несомненную боевую ценность и показывали интересный подход, однако так и остались на бумаге. Из-за плохих отношений со Шпеером в декабре 1943 года Порше был снят с должности главы Танковой комиссии. Серьёзной производственной базы он не имел, да и Книпкампу не нужны были конкуренты для его E-10 и E-25.

«Ягдтигр» на стероидах

В январе 1944 года Порше предложил Гитлеру упростить ходовую часть «Ягдтигра». За основу брались тележки подвески «Тигра» фирмы «Порше»; их число увеличивалось с шести до восьми, а вместо сдвоенных катков использовались одинарные с перекрытием. В результате время обработки корпуса для установки подвески сокращалось более чем вдвое, её монтаж значительно упрощался, а шасси облегчалось на 1250 кг. Использование подвески по типу «Тигра» сулило немалую выгоду — за счёт одного только станочного оборудования можно было сэкономить 404 тысячи рейхсмарок.

Производство «Ягдтигров» развернулось на заводе «Нибелунгенверке». В феврале 1944 года было построено два первых образца с ходовыми частями «Порше» и «Хеншель» соответственно. В мае прошли сравнительные испытания, на которых у прототипа с ходовой частью «Порше» выявились сильные вибрации. Сначала подозревали гусеницы новой конструкции, но испытания «Ягдтигра» с гусеницами от «Фердинанда» показали, что проблема осталась. По результатам испытаний решили перейти на ходовую часть от «Хеншель». Всего было построено 11 «Ягдтигров» с ходовой частью «Порше», включая прототип.

Эксплуатация в войсках показала, что отказ от ходовой части фирмы «Порше» был верным решением. Подвеску оценили как слишком жёсткую, двухсоставные траки вызывали сильную вибрацию, а одинарные катки очень неравномерно нагружали широкие гусеницы, из-за чего на пересечённой местности гнулись траки и ломались пальцы. Отметим, что сваливать всю ответственность на Порше было бы неправильно, поскольку идея применить двухсоставные траки и одинарные опорные катки исходила от Управления вооружений. По факту, Порше на практике испытал конструкцию с одинарными катками — как на E 50 и E 75.

Другой эксперимент был связан с установкой на «Ягдтигр» дизельного двигателя. Предыстория его такова: летом 1942 года по инициативе Гитлера началась программа по разработке линейки дизелей воздушного охлаждения для всех типов военных машин. Она предусматривала цилиндры трёх стандартных типов с объёмом 0,8, 1,25 и 2,3 литра, на основе которых создавались унифицированные двигатели разной мощности.

В рамках этой программы фирма «Порше» совместно с «Зиммеринг» вела работы по Х-образному 16-цилиндровому дизелю Sla.16 мощностью 770 л.с.. На первом опытном моторе обнаружились серьёзные проблемы с топливными насосами и плохой уравновешенностью, приводящей к сильным вибрациям. В начале 1945 года изготовили второй образец с улучшенным приводом топливных насосов и новой системой охлаждения, на нём удалось устранить недостатки и пройти испытания. В апреле его установили на «Ягдтигр» на «Нибелунгенверке» и до конца войны успели провести несколько пробных выездов.

В конце войны Порше поручили исследовать установку газотурбинного двигателя (ГТД) на танки. В ходе оценки потенциально подходящих авиационных двигателей стало ясно, что потребуется разработать новые трансмиссии, а расход топлива по сравнению с поршневыми моторами возрастёт вдвое. С другой стороны, ГТД при небольшой массе выдавали очень высокую мощность и работали даже на низкокачественном топливе.

С июня 1944 года над танковым ГТД под кураторством СС работал Альфред Мюллер. Уже к ноябрю он подготовил эскизный проект GT-101. Его установку в моторное отделение прорабатывал Отто Цадник из «Порше», этот проект получил индекс Typ 305. GT-101 давал 1150 л.с. на выходном валу, под эту мощность фирма ZF начала разработку новой гидромеханической трансмиссии. Для испытаний ГТД хотели установить в один из «Ягдтигров» на «Нибелунгенверке», но поражение перечеркнуло эти планы.

Вместо заключения

Оценка вклада Фердинанда Порше в военную технику Третьего рейха очень неоднозначна. С одной стороны, фирма «Порше» разработала знаменитый Typ 82 «Кюбельваген», а также амфибию Typ 166 «Швиммваген» на его базе. Кроме того, коллектив Порше совместно с фирмой «Штайр» спроектировал удачный грузовик «Штайр» 1500, на его основе был создан гусеничный тягач «Раупеншлеппер Ост». Так что, награждать Порше Сталинской премией было бы опрометчиво.

С другой стороны, сборка «Тигра» Порше и «Ягдтигра» на «Нибелунгенверке» шли с немалыми трудностями, а многие проекты бронетехники так и остались на бумаге. Причин тому несколько. Во-первых, это своеобразный подход Фердинанда Порше, который брался за любое задание, ввязываясь в откровенные авантюры заказчика вроде серийного производства «Тигра» без предварительных испытаний или работ по сверхтяжёлым танкам. Во-вторых, после неудачи с «Тиграми» у Порше не было производственной базы, поэтому перспективные танки Typ 245 и Typ 250 были обречены. История показала, что именно наличие производственной базы за спиной позволяло вытворять такие трюки, как сборка прототипа дважды отменённого E-100.

Наконец, следует учесть плохие отношения между фирмой Порше и Управлением вооружений. Первый конфликт случился ещё до войны, когда Книпкамп использовал наработки инженеров Порше по торсионным подвескам без отчислений по патентам, хотя фирма «Порше» KG была частной и жила на деньги от разработок. В итоге Управление вооружений победило: в декабре 1943 года главой Танковой комиссии стал Герд Штилер фон Хайдекампф из «Хеншель».

Хотя Порше оставался членом Танковой комиссии до конца войны, его влияние заметно снизилось. Свою роль сыграло и то, что Порше не сработался с Альбертом Шпеером, занявшим место погибшего Тодта. Например, на одной из первых встреч со Шпеером Порше сказал, что, по его мнению, электрические трансмиссии на танках будут слишком сложны в производстве, однако Шпеер настоял именно на электрической трансмиссии.

Конфликт Фердинанда Порше с Управлением вооружений не был чем-то особенным, никакой теории заговора тут нет. Все споры с Отделом №6, бесконечные дрязги и распыление усилий были для немцев в то время обычным делом. Отдел №6 всячески продвигал разработки фирм, согласных с его подходом, и топил их конкурентов. Проекты «Порше» отвергались точно так же, как танковые двигатели «Даймлер-Бенц», трансмиссии «Фойт», разведывательные танки «Шкода» и BMM, и так далее. Но если мы отказываемся от сказок о гениальном конструкторе, которому заговорщики вставляли палки в колёса, нам неизбежно придётся согласиться с тем, что немецкое танкостроение при нацистах погрязло в чудовищном бардаке. Впрочем, эта тема заслуживает отдельной статьи.

Источник