какие танки на вооружении польши

Модернизация вооруженных сил Польши: желания и возможности

В 2017 году в Польше была принята новая «Концепция национальной обороны». Документ констатировал основные угрозы и вызовы, с которыми страна столкнется в ближайшем будущем, а также определял пути развития для ответа на них. Польское руководство и командование считает главной угрозой «российскую агрессию» – и соответствующим образом проводит военное строительство, охватывающее все основные направления.

Общие показатели

На данный момент Польша располагает достаточно многочисленными и развитыми вооруженными силами. В рейтинге Global Firepower 2020 она располагается на 21 месте в мире и входит в десятку наиболее развитых в военном отношении европейских стран. Заметное перемещение вверх в данном рейтинге началось несколько лет назад, когда Польша приступила к реализации новых военных программ.

Общая численность вооруженных сил – около 124 тыс. человек. Свыше 60 тысяч служат в сухопутных войсках. Военно-воздушные и военно-морские силы, силы спецопераций и войска территориальной обороны отличаются меньшей численностью. Что касается оснащения, то все виды вооруженных сил в целом соответствуют современным требованиям, однако по количеству и качеству отдельных образцов могут уступать зарубежным армиям.

В вопросах обороны Польша полагается не только на свои силы. Развивается сотрудничество в рамках НАТО. На территории государства постоянно присутствует иностранный контингент. При необходимости, польская армия тоже участвует в мероприятиях за рубежом. Взаимодействие с другими странами НАТО, как считается, позволяет закрывать слабые места в обороне и более эффективно противостоять общим угрозам.

В этом году Польша и США подписали договор об увеличении американского контингента на польской территории. Для этого Польше придется построить и реконструировать массу объектов военного и двойного назначения. Кроме того, польская сторона возьмет на себя часть расходов на содержание иностранных войск. Общая стоимость таких мероприятий остается неизвестной, но руководство страны говорит о необходимости таких трат для коллективной и национальной безопасности.

Структурные преобразования

Ранее существовавшая организационно-штатная структура вооруженных сил была признана недостаточно эффективной, и ее решили дополнить современными компонентами. В настоящее время ведутся мероприятия по созданию новых структур, частей и соединений разного рода. Основное внимание при этом уделяется сухопутным формированиям.

В состав сухопутных войск до 2018 года входили две механизированные дивизии и одна кавалерийская. Также несли службу несколько отдельных бригад и полков разного назначения. В 2018 году началось формирование нового соединения. Части новой 18-й мехдивизии базируются в восточных районах страны и призваны прикрывать столичный регион. В ближайшем будущем дивизия сможет начать полноценную службу.

В обозримом будущем возможно формирование новых соединений и подразделений для повышения общей обороноспособности. В последние годы на разных уровнях неоднократно упоминалась необходимость строительства армии общей численностью 200 тыс. человек. Впрочем, пока дальше разговоров и пожеланий дело не пошло.

Сухопутное развитие

Актуальный План технической модернизации вооруженных сил предусматривает проведение ряда новых программ в срок до 2035 года. Одним из основных направлений в этом контексте является развитие парка бронетанковой техники. Так, с 2017 года осуществляется программа Wilk («Волк»), целью которой является закупка 500 новых основных танков для замены наличной техники.

В настоящее время армия Польши имеет свыше 600 ОБТ разных типов, основная масса которых отличается значительным возрастом и нуждается в модернизации. В ближайшие 10-15 лет их планируется списать ввиду морального устаревания и заменить перспективными образцами. Рассматривается возможность закупки разрабатываемого французско-немецкого танка MGCS. Южная Корея предлагает свой проект K2PL. При этом выбор еще не сделан, и программа остается на самых ранних стадиях. Когда ситуация изменится – неясно.

Пока в интересах армии реализуется проект модернизации имеющихся танков Leopard 2A4 по проекту «2PL». В мае и июне заказчику передали первые 5 ед. обновленной техники. В общей сложности планируется модернизировать 142 бронемашины – весь парк имеющихся «Леопардов-2». Программа на несколько месяцев отстает от ранее установленного графика, но ее планируют завершить в ближайшие годы.

Новое поколение в воздухе

Первые F-35A передадут заказчику в 2024 году. Техника будет поставляться по 4-6 ед. в год. Первая эскадрилья достигнет начальной оперативной готовности к 2028 году. Еще через два года службу начнет вторая. В соответствии с основным контрактом, обучение в США пройдут 24 летчика и около 100 человек технического состава. Если польские ВВС пожелают увеличить количество специалистов для работы на новой технике, им придется заключать новые контракты.

Запланировано существенное обновление военно-транспортной авиации. ВВС уже имеют пять самолетов C-130E американского производства. Недавно Польша отправила США запрос о покупке еще пяти таких машин. C-130E являются самыми крупными ВТС польских ВВС, и удвоение их числа повысит потенциал транспортной авиации.

Планируются и осуществляются закупки вертолетов. В конце прошлого года 7-я эскадрилья спецопераций ВВС получила 4 вертолета S-70i International Black Hawk американского производства. Машины поставили не в полной комплектации, и до конца 2020 года на польской площадке должна завершиться их сборка. Сейчас ВВС решают вопрос перевода имеющегося опциона на 4 вертолета в твердый контракт.

Военно-морские планы

Польша имеет большие планы по развитию военно-морских сил. Предусматривается строительство боевых кораблей, катеров и вспомогательных судов разного назначения. Это, как ожидается, позволит заменить устаревшие образцы и нарастить боеспособность. Однако реальные проекты сталкиваются с серьезными трудностями, и планы не удается выполнить в полной мере.

Главной новинкой в боевом составе ВМС является сторожевой корабль Ślązak. Его заложили в 2001 году как головной корвет пр. 621 / Gawron II. Строительство продолжалось до 2012 года, после чего его остановили из-за множества различных проблем. В 2015 году началась перестройка корабля по проекту 621M с изменением функций. Теперь он рассматривался как сторожевик. Строительство шести следующих «Гавронов» отменили. Год назад Ślązak приняли в состав ВМС.

Ранее, в ноябре 2017 года, флот принял головной тральщик Kormoran одноименного проекта, строившийся с 2015. Следующий корабль этого типа заложили только в середине 2018 года, а в октябре 2019 началось строительство третьего тральщика. Второй и третий «Кормораны» поступят на службу в ближайшие годы. К началу тридцатых предполагается построить еще три подобных тральщика.

Планы на будущее предусматривают строительство до трех дизель-электрических подлодок «стратегического значения», патрульных и разведывательных кораблей, судов спасательных и обеспечения. Кроме того, необходимо развитие береговых войск за счет закупки разнообразных вооружений. Однако, как показывает практика, польская судостроительная промышленность не в состоянии быстро и качественно решать поставленные задачи и давать ВМС желаемые корабли.

Желания и возможности

В последние годы Польша уделяет повышенное внимание военному строительству и развитию вооруженных сил. Формальным поводом для этого называют пресловутую «российскую агрессию», от которой необходимо защищаться любыми доступными методами. Главным способом защиты от «агрессивной России» становится увеличение оборонного бюджета, за счет чего реализуются все прочие планы. При этом, как бывает в разных странах, увеличение военных расходов подвергается критике.

Планы по изменению организационно-штатной структуры и по созданию новых формирований пока не сталкиваются с серьезными затруднениями, хотя не все идет гладко. Более сложным оказывается перевооружение. Финансовые возможности заказчика в лице Минобороны и технологический потенциал промышленности не всегда находятся на желаемом уровне. Как следствие, одни образцы удается модернизировать и заменять, тогда как производство других растягивается на годы и все равно не дает нужный результат.

При всем этом, Польша в ряде вопросов может полагаться на партнеров по НАТО. На выгодных для себя условиях они готовы продавать польской армии необходимую технику или посылать дополнительный контингент. Однако не всегда такое сотрудничество оказывается в полной мере выгодно для польской стороны.

Таким образом, Польша имеет некоторые возможности для совершенствования своих вооруженных сил и использует их. Результаты этого не всегда соответствуют ожиданиям, из-за чего темпы строительства и развития оказываются ниже желаемых. Впрочем, несмотря на все трудности, подобные процессы будут продолжаться и в ближайшем будущем: «российская угроза» не теряет актуальности и остается для Польши хорошим поводом для реализации своих планов.

Источник

Модернизация Т-72 и новые танковые метания Польши

234

В сентябре 2020 года на выставке вооружений MSPO 2020 в городе Кельце широкой публике был представлен модифицированный танк Т-72M1R, который в настоящее время поступает на вооружение армии Польши. Однако военные представители сразу отметили, что данный танк временное решение для поднятия боеспособности вооруженных сил. В чем проявляются улучшения польского Т-72? И какие танки Польша рассматривает ему на замену? Читайте в нашем материале.

В июле 2019 года на польском танковом заводе в Гливице был подписан контракт на ремонт и модификацию из 318 единиц 230 танков Т-72М и Т-72М1, стоящих на вооружении армии Польши. Стоимость контракта оценивалась в размере 1,75 млрд злотых (462 миллиона долларов). Срок реализации с 2019 по 2025 годы. Под данную программу попадали как машины, находящиеся в частях польской армии, так и на складах хранения. Первые восемь машин поступили в 9-ю Люблинскую механизированную бригаду в конце 2019 года.

В сентябре 2020 года на выставке вооружений MSPO 2020 в городе Кельце широкой публике был представлен модифицированный танк Т-72M1R, поступивший на вооружение 20-й механизированной бригады вооруженных сил Польши. В целом танк получил весьма ограниченный список улучшений. В первую очередь они касаются связи, наблюдения и управления машины. Так, командир и механик-водитель получили приборы ночного видения польского производства, в систему управления огнем монтировалась тепловизионная камера третьего поколения KLW-1 Asteria. Стоит отметить, что данные приборы применялись и на модернизированных для Польши танках «Leopard 2PL» и изготавливаются польской компанией PCO. Наличие новых приборов ночного виденья позволило убрать из танка инфракрасный прожектор.

235

Помимо этого, из танка были убраны устаревшие радиостанции и установлены современные цифровые средства как внутренний, так и внешней связи, что позволяет использовать данные боевые машины в единой системе управления войсками на поле боя. На танк установили новые энергосистемы, а дизельный двигатель получил цифровую систему пуска. Одним из внешних улучшений машины стал монтаж на тыльной стороне башни корзины инвентаря.

236

«Особенно радует увеличение дальности обнаружения целей. Сейчас этот показатель увеличен до 4,5 километра. Тоже и со способностью распознавания и идентификации целей, здесь мы отмечаем скачок до 2,5 километра», — высказался генерал.

237

По словам Радомского, новые радиостанции 9311AP имеют высокий уровень защиты передачи данных, и также унифицированы с радиооборудованием, стоящим на модернизированных танках «Leopard 2PL». Генерал также сравнил модифицированный Т-72 и, стоящий на вооружении польской армии PT-91 «Twardy», высказав мнение, что машины отличаются друг от друга и имеют свои слабые и сильные стороны. К преимуществам PT-91 Радомский отнес защищенность танка элементами динамической защиты и лучшую систему управления огнем. В тоже время Т-72М1R, по мнению генерала, выигрывает у оппонента прицельными устройствами с инфракрасной камерой и пассивными приборами наведения. По возможностям системы связи и наблюдения обе машины, по словам Радомского, почти не отличаются.

В 2020 году польская армия должна получить 46 танков данного типа, в 2021 и 2022 годах — 35, в 2023 году — 34, в 2024 году — 33 машины, а в 2025 году — 39. Однако, как заявляют представители польской армии, в будущем данные машины планируется заменить на современные танки, в частности в Польше развернута целая программа под наименованием «Wilk» (Волк) по созданию и закупке современного основного боевого танка.

В рамках данного проекта, начатого еще в 2017 году, предполагается приобретение около 500 современных танков для замены Т-72 и PT-91, стоящих на вооружении польской армии. По планам руководства Польши новый танк должен создаваться при активном участии польской промышленности и производиться также на ее территории. На сегодняшний день данную программу можно скорее окрестить «танковым метанием Польши», так как ее руководство пытается уцепиться за целый ряд зарубежных работ по созданию современных танков.

Так, в этом году Польша пыталась попасть в германо-французский проект по созданию танка будущего MGCS. Однако сами представители Франции и Германии отнеслись к участию польской стороны в программе весьма прохладно. Некоторые эксперты из Польши и вовсе требовали рассмотреть возможность покупки американских танков «Абрамс» для польской армии. С 2019 года руководство Польши весьма серьезно рассматривало создание своего нового танка на базе южнокорейского К2.

В 2020 году на все той же выставке вооружений MSPO 2020 южнокорейская компания Hyundai Rotem представила модель танка К2PL в качестве варианта для польской программы «Волк».

238

К2PL демонстрирует довольно значительные отличия от базового К2. Так, вместо шести катков на ходовой части К2, на К2PL использует семь. Помимо этого, предполагается усиленная защита корпуса и башни за счет применения не только дополнительной пассивной, но и динамической защиты. Танк должен иметь более совершенные приборы наблюдения и улучшенную СУО, приспособленную, даже для стрельбы по вертолетам. Предлагается установка комплексов оптико-электронного подавления и активной защиты.

Помимо этого, он указал на то, что приобретенные в Германии поддержанные танки «Леопард» по своей боеспособности скорее «вполне подходят для музея под открытым небом».

Стоит отметить, что сейчас Польша активно занимается модернизацией имеющихся у нее танков «Леопард 2А4» до уровня «Леопард 2А4PL». Однако именно из-за проблем с закупкой танков «Леопард» Польша была вынуждена вернуться к эксплуатации и модификации Т-72М1, которые планировалось списать еще в 2016 году.

На данный момент модификация Т-72М1 — это вынужденная мера польских военных, так как у них нет достаточного количества современных танков для комплектации собственной армии. В тоже время Ромуальд Шереметьев указывает на то, что Польша осталась «за бортом» технологического прорыва в деле танкостроения.

Александр Долбыш для ANNA-News.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник

Призрачный резерв Войска Польского

1491635 1436607473224009 1456926934 n

Взяв за основу английскую танкетку Carden-Loyd Mk.VI, поляки в начале 1930-х годов создали вполне удачную разработку — TK-S. С лёгкими танками случилась та же история: наладив у себя выпуск лёгких танков Vickers Mk.E, польские танкостроители создали на её базе вполне удачную машину 7TP. А вот следующий шаг — разработка собственной бронетанковой техники — для польского танкостроения оказался слишком сложным. Разумеется, подобные попытки предпринимались, но дальше опытных машин дело не продвинулось. Начало Второй мировой войны польская армия встретила с техникой, которая базировалась на решениях ещё конца 20-х годов. В этой статье речь пойдёт об опытных и проектных машинах, которые так и не успели попасть в польскую армию.

Наследник TK-S

Создание танкетки TK-3, позже эволюционировавшей в более совершенную TK-S, стало большой удачей польской армии. Машина, созданная под руководством майора Владислава Тжечака, капитана Эдварда Каркоза и инженера Эдварда Габиха, позволила насытить польскую армию бронетанковой техникой. Всего было выпущено около 600 танкеток данного типа, они стали самым массовым типом польской бронетанковой техники.

placeholder 9e378a45193414cc9501e732a9134712

Вместе с тем уже к середине 30-х стало ясно, что будущее у танкеток весьма призрачное. Они годились для выполнения ограниченного объёма задач, броня защищала их даже от ружейного огня лишь на дистанции в несколько сот метров. Слабым было и вооружение, а размещение пулемёта в неподвижной рубке сильно снижало манёвренность огня.

Разработку польского аналога английских 4-тонных танков возглавил Эдвард Габих, на тот момент — глава отдела разработок PZInż (Государственные заводы машиностроения, Варшава). В случае с данной машиной чаще всего упоминают индекс 4TP, но на практике она обозначалась иначе — PZInż 140. Предполагалась постройка трёх опытных экземпляров стоимостью 615 679 злотых.

Документация на танк была представлена Габихом 14 декабря 1936 года. Прародитель новой машины читался довольно легко: характерный корпус с отделением управления, смещённым влево, и двигателем с правой стороны от него однозначно указывали на «коммерческий» Vickers-Carden-Loyd. У английского танка позаимствовали и компоновку с передним расположением трансмиссии, совпадало число опорных и поддерживающих катков. Вместе с тем полной копией PZInż 140 называть нельзя. По ряду элементов это была другая машина, причём в лучшую сторону, например, это касалось подвески. В то время как на английской машине применялась подвеска Хорстмана, у PZInż 140 использовалась торсионная подвеска. Её поляки подсмотрели у шведов, правда, с массой оговорок. На Landsverk L-60 и L-100 применялась индивидуальная подвеска, польский же танк получил опорные катки, сблокированные в тележки. Между балансирами попарно крепились гидравлические амортизаторы. Существенно мощнее был двигатель: V-образный 8-цилиндровый мотор PZInż.425 объёмом 3,88 л и мощностью 95 л.с., работавший в паре с 4-скоростной коробкой передач.

Ещё более существенной оказалась разница с точки зрения вооружения: английские танки имели довольно тесную башню с одним станковым пулемётом Vickers. Также по заказу Латвии была построена маленькая партия танков с 2-фунтовой (40-мм) пушкой в чуть увеличенной башне. Оба варианта были по-своему плохи: в первом случае огневая мощь была явно недостаточной, во втором же получался истребитель танков, неспособный воевать с пехотой. Польские конструкторы пошли по пути шведских коллег, тем более что связь между ними была весьма плотной. Например, в конце 1936 года делегация PZInż во главе с тогда уже майором Каркозом побывала на Landsverk.

Для поляков был разработан специальный вариант малого танка-разведчика Landsverk L-120, который вполне серьёзно рассматривался как альтернатива PZInż 140. В обоих вариантах шведского танка подразумевалась одноместная башня с 20-мм автоматической пушкой Oerlikon. Поляки пошли по иному пути: на PZInż 140 предусматривалась одноместная башня в форме усечённого конуса, очень похожая на ту, что поставили на лёгкий танк 7TP. В ней также предусматривалась установка 20-мм автоматической пушки, но спаренной с пулемётом WZ.30. Орудийная установка, по конструкции схожая с орудийной установкой 7TP, оказалась смещена вправо, чтобы увеличить место для командира (он же наводчик и заряжающий). Башня, как и орудийная установка, имела шведские корни: прямое отношение к ней имела фирма Bofors, плотно сотрудничавшая с поляками.

20-мм автоматическая пушка была не единственным вариантом вооружения PZInż 140. Постепенно становилось очевидным, что ожидается рост толщины танковой брони, так что 20-мм пушка становилась недостаточным средством борьбы с бронецелями. По этой причине в 1937 году Габих также спроектировал альтернативный вариант вооружения, известный как PZInż 180. Вместо 20-мм автоматической пушки предполагалось использовать 37-мм пушку wz.36 (ту же, что ставилась на 7TP), она должна была монтироваться в изменённую башню. Этот вариант так и остался на бумаге. В случае же с 20-мм автоматической пушкой вооружение пришлось ждать. Используя зарубежные наработки, польские оружейники создали собственную пушку, известную как FK-A wz.38A. Первые образцы этого орудия появились в 1938 году, так что первое время PZInż 140 испытывался без вооружения.

Планы польских военных относительно перспективного лёгкого танка были грандиозными. Согласно принятому в 1937 году пятилетнему плану на перевооружение польской армии, всего планировалось получить 480 4TP, которыми предполагалось вооружить 18 разведывательных танковых рот при пехотных дивизиях. Столь высокие аппетиты объяснялись, во-первых, желанием заменить устаревающие TK-S, во-вторых, высокими характеристиками танка (даже на бумаге он выглядел как минимум не хуже аналогов того времени). Низкая (высота — всего 1750 мм) машина обладала высокой подвижностью и достойным вооружением. При этом броня, достигавшая в лобовой части 17 мм, должна была надёжно защищать от ружейно-пулемётного огня. Pz.Kpfw.II, ближайший аналог 4TP, был тяжелее и заметно медленнее, его единственным плюсом являлось наличие радиостанции.

Испытания PZInż 140 начались в середине августа 1937 года, за этот год машина прошла 1861 км. В целом польские военные оказались довольны разработкой PZInż. Машина развила максимальную скорость 55 км/ч, отмечалась лёгкость обслуживания. Правда, не обошлось без проблем: оказалось, что у подвески слишком короткий ход — такова была цена экономии на торсионах. Именно по этой причине блокированный вариант торсионной подвески не прижился, нечто подобное сделали разве что итальянцы на Carro Armato L6-40. Кроме того, возникали поломки подвески, впрочем, стоит отметить, что с торсионами дела поначалу не ладились почти у всех стран. Ещё одной проблемой польского варианта торсионной подвески было отсутствие амортизаторов, гасящих вертикальные колебания, что приводило к раскачке.

Испытания продолжились в 1938 году, летом на машину поставили 20-мм пушку FK-A wz.38A. Также в ходе испытаний мотор поменяли на более мощный: 120-сильный PZInż.725. К маю 1939 года танк прошёл 4300 км, обсуждался вопрос запуска в серию. Однако этого так и не произошло, и война тут ни при чём: от танка отказались сами польские военные. Изучив опыт войны в Испании, поляки пришли к выводу, что легкобронированные боевые машины слишком уязвимы на поле боя. Нишу, которую занимали TK-S и 4TP, предполагалось занять другими танками: уровня 7TP, но более защищёнными. В результате танку PZInż 140 не осталось места в системе вооружения польской армии. Эта машина разделила судьбу второго танка, который также планировали ставить на вооружение танковых рот при пехотных дивизиях: 10TP.

Крейсерский танк по-польски

Ещё до того, как польские военные начали плотное сотрудничество с Vickers-Armstrongs, у них имелся другой, заокеанский партнёр — Джон Уолтер Кристи. Американец разработал для поляков колёсно-гусеничный танк, который оказался неудачной конструкцией. Вторая попытка получить колёсно-гусеничный танк состоялась в 1929 году. В США был направлен капитан Мариан Русинский, представлявший интересы Военного института инженерных исследований (WIBI). Он познакомился с Кристи, от которого узнал, что U.S. Wheel Track Layer Corporation работает над улучшенной версией танка M.1928, получившей обозначение M.1940.

Интерес непосредственно к танку Кристи не исчез, другое дело, что даже в США конструкция машины подверглась критике. 14 октября 1932 года американский Департамент Вооружений подготовил спецификацию на Convertible Medium Tank T3E2. Вместо Кристи конкурс на разработку выиграл его давний конкурент — American LaFrance. Производитель пожарной техники построил машину, которая весьма существенно отличалась по конструкции. Другое дело, что Convertible Medium Tank T3E2 оказался весьма сырой машиной, которая так и не стала наследником танков Кристи. Тем не менее в истории польского аналога танка Кристи эта машина отнюдь не случайна. Именно T3E2, а не построенный Кристи T3, больше похож на то, что было позже разработано в Польше. Кроме того, на польской машине стоял 240-сильный двигатель American la France, что вряд ли было случайностью (особенно с учётом того, что именно этот мотор ставили на Combat Car T1E3).

Работы по польскому аналогу танка Кристи были запущены в 1932 году, и базировались на тех материалах, которые капитан Русинский получил от Кристи. Ввиду того, что приоритет был отдан польскому аналогу Vickers Mk.E, известному как 7RP, работы по проекту шли медленно. В конце 1934 WIBI расформировали, а документацию по «польскому Кристи» уничтожили, так что до наших дней по этой машине практически ничего не сохранилось.

Перезапуск работ состоялся 10 марта 1935 года, теперь в качестве создателя выступало конструкторское бюро по разработке бронетанковой техники (Biuro Badań Technicznych Broni Pancernych, сокращённо — BBT Br.Panc.). В качестве ведущего конструктора выступал майор Рудольф Гундлях, который наряду с Эдвардом Габихом являлся одним из ключевых создателей польских танков. Ведущим инженером машины стал Ян Лапушевский. Проект получил обозначение 10TP, то есть танк 10-тонного класса. Поначалу проектирование шло довольно медленно, но после того, как в январе 1936 года KSUS (Комитет по вооружениям и снабжению польской армии) одобрил проект, работы форсировали.

Общая концепция 10TP повторяла танк Кристи, вместе с тем машина, как уже говорилось, больше напоминала танк разработки American LaFrance. Одной из главных претензий к танку Кристи был экипаж, состоявший из двух человек, так что T3E2 был существенно переделан. Его экипаж состоял из пяти человек: трое — в башне, ещё двое — в отделении управления. Справа от механика-водителя появился его помощник, который получил курсовой пулемёт. Ширина танка выросла на 33 см, немного увеличилась и длина, а форма корпуса существенно изменилась. Всё это можно легко увидеть и на 10TP. Подобно американскому танку, детище команды Гундляха получилось заметно шире танка Кристи. В связи с тем, что требовалось разместить помощника механика-водителя, корпус 10TP стал ещё шире — общая ширина выросла до 2550 мм. Также корпус стал немного длиннее, поскольку потребовалось выиграть лишнее место для отделения управления. При этом носовая часть, подобно Medium Tank T3E2, стала короче и получила характерную ступенчатую форму. Корпус был частично сварной, частично клёпаной конструкции.

Довольно интересно и оригинально выглядела ходовая часть. Подобно танку Кристи, машина имела по четыре сдвоенных опорных катка на борт, никуда не делась и свечная подвеска, сохранился шестерёнчатый привод (гитара) от ведущего колеса к крайнему заднему опорному катку. Другое дело, что польские конструкторы всё же создали весьма оригинальную конструкцию. Во-первых, размещение элементов подвески отличалось от других разработок. Во-вторых, при переходе на колёсный ход танк «поджимал» вторую пару опорных катков. На базе траков танка Кристи был создан новый трак, более широкий (при этом он подозрительно напоминает траки, которые Кристи создал для Airborne Tank M1936). Изменилось и ведущее колесо, которое, впрочем, также напоминало поздние разработки Кристи.

Вооружение машины было типовым для тогдашних польских танков. Башню без изменений взяли с лёгкого танка 7TP, в тот период она вполне устраивала польских военных. Встречаются утверждения, что в серии башня немного отличалась бы по конструкции, но полностью эта информация не подтверждается. Также танк получил установку курсового пулемёта Ckm wz.30. В целом данное вооружение вполне соответствовало тогдашним стандартам. По меркам середины 30-х была надёжной и броневая защита, в лобовой части достигавшая толщины 20 мм.

Крейсерский танк (именно к этой категории относился 10TP) был важной машиной в пятилетней программе модернизации польской армии, принятой в январе 1937 года. Предполагалось, что будет построено как минимум 64 танка данного типа, которые направили бы в моторизованные бригады. В каждой бригаде планировалось иметь роту, состоящую из шестнадцати 10TP, плюс роту, вооружённую 4TP.

Работы по машине буксовали. В то время как 4TP уже в августе 1937 года вышел на испытания, его «старшего брата» только начали собирать на заводе Ursus, входившем в состав PZInż. Из-за проволочек сборка опытного образца, которой руководил Казимир Грюнер, закончилась только в июле 1938 года. В августе начались секретные ходовые испытания, первый их этап завершился 30 сентября.

Результаты испытаний оказались противоречивыми. С одной стороны, отмечалась лёгкость управления, с другой — претензий хватало даже без учёта мелких неисправностей, неизбежных при создании совершенно новой машины. Выбранный для танка двигатель был слабоват. Неизвестно, знали ли польские военные об итогах испытаний Combat Car T1E3, но американская кавалерия раскритиковала его. Максимальная мощность двигателя составляла 240 л.с., а в эксплуатационном режиме она снижалась до 210 л.с. При этом 10TP имел боевую массу 12,8 т, то есть даже на максимальной мощности мотора удельная мощность танка была ниже 20 л.с. на тонну. При эксплуатационном режиме удельная мощность снижалась до 16,4 л.с. на тонну, для сравнения, у Pz.Kpfw.III Ausf.A этот показатель был равен 16,67 л.с. на тонну, у БТ-7 — 29 л.с. на тонну, у Cruiser Tank Mk.III — 23,9 л.с. на тонну.

Таким образом, среди средних танков, имевших концепцию танка Кристи, 10TP оказался самым маломощным. В ходе испытаний средняя скорость опытного колёсно-гусеничного танка по шоссе составила 34,5 км/ч, а по просёлку — 20,6 км/ч. Эти показатели считались неплохими, но для танка такой концепции их было явно маловато. Кроме того, авторы 10TP промахнулись с запасом топлива: всего в баках имелось место для 130 л, чего было явно недостаточно с учётом того, что даже по шоссе расход составлял 110 л на 100 км.

Испытания продолжились в январе 1939 года, к маю машина преодолела около 2000 км. Итоги испытаний вызвали, скорее, разочарование: стало ясно, что колёсно-гусеничная схема себя изжила, а уровень броневой защиты танка уже не удовлетворял современным требованиям. Работы по 10TP прекратили, и польская кавалерия осталась вообще без танков на перспективу. Четыре месяца спустя началась Вторая мировая война, которую Польша встретила, не имея даже опытных образцов принципиально новых танков, проходящих испытания. Впрочем, даже если бы 10TP решили производить, возникал вопрос, откуда брать двигатели — способность фирмы American LaFrance обеспечить поставки таких моторов вызывает большое сомнение.

Много амбиций, мало амуниции

Отдельной темой являются польские боевые машины, которые так и остались на бумаге. Подобно арийским бронефантазиям, нередко не имеющим никакого отношения к реальности, хватает столь же фантастических польских танков. Например, за настоящий танк выдаётся чьё-то творчество, преподносимое как данные немецкой разведки, иногда эту машину называют 14TP, но на самом деле никакого отношения данный рисунок к реальности не имеет. Тем не менее 14TP существовал, причём в двух вариантах.

Силовая установка предполагалась в двух вариантах: либо свой 245-сильный мотор (по сути, аналог двигателя American LaFrance), либо немецкий Maуbach HL 108. Информация о развитии проекта 14TP противоречива: с одной стороны, есть информация, что опытную машину всё же начали строить, с другой — тогда бы танк «всплыл» в немецких архивах. Более высока вероятность того, что танк так и остался на бумаге.

Если по лёгким и малым танкам работа продвинулась хотя бы до уровня опытных образцов, то средние танки стали для польской промышленности недостижимой целью. Первые требования на средний танк датированы летом 1936 года. Согласно им, предполагалось создание танка массой 12–20 т, вооружённого 75-мм орудием.

Позже требования по массе выросли, а разработка машины превратилась в конкуренцию между BBT Br.Panc. и KSUS. Также есть информация о том, что свой средний танк проектировал и Габих, но по нему сохранилась только текстовая информация (насколько она соответствует действительности, вопрос открытый). О чём можно говорить уверенно, так это о том, что часто используемый индекс 25TP не имеет отношения к реальности.

Как и в случае с лёгкими танками, ориентиром при создании среднего танка были английские образцы. Прежде всего это касается Medium Tank Mk.III, машины неудачной судьбы, но знаковой для танкостроителей 30-х. Также польские конструкторы внимательно следили за Т-28, единственным средним танком первой половины 30-х, уверенно перешагнувшим отметку в 100 выпущенных экземпляров. Данная концепция предполагала двухъярусное вооружение: по пехоте работали две пулемётные башни, в основной башне находилось орудие и спаренный с ней пулемёт. Поскольку по схожему техзаданию работали два конкурирующих коллектива, то и танки у них получились довольно похожими.

Возглавляемый Рудольфом Гундляхом коллектив BBT Br.Panc. разработал танк с вооружением, которое отличалось от первоначальных требований. 23-тонная машина должна была оснащаться 40-мм зенитной автоматической пушкой wz.36 (польской версией зенитки Bofors). Также на танке размещались три пулемёта ckm wz.30: один, спаренный с пушкой, и два в пулемётных башнях. Также предполагалась установка 81-мм миномёта. Машина должна была стать довольно подвижной: спарка двигателей суммарной мощностью 600 л.с. разгоняла бы её до 45 км/ч. Толщина брони достигала 50 мм, причём, судя по эскизу, в танке широко применялись литые детали.

KSUS разработал свою машину в двух вариантах. Танк, также известный как K.S.U.S.T., во многом был схож с разработкой BBT Br.Panc. (особенно это касается конструкции корпуса). Первый вариант предполагал 22-тонную машину, которую приводил в движение некий 320-сильный дизельный мотор. В качестве основного вооружения предполагалось использовать 75-мм полевую пушку образца 1897 года. Аналогично проекту BBT Br.Panc., танк нёс три пулемёта ckm wz.30, но на сей раз обошлось без миномёта. Экипаж, вместо семи человек в проекте BBT Br.Panc., составлял шесть человек. Более скромной была толщина брони, составлявшая 35 мм. Теоретически первый вариант K.S.U.S.T. должен был разгоняться до 35 км/ч. Второй вариант имел боевую массу 25 т, спарку 300-сильных моторов, толщину брони до 50 мм и максимальную скорость 45 км/ч.

Поскольку проекты BBT Br.Panc. и KSUS были очень похожи, после рассмотрения, состоявшегося в конце 1937 года, было решено разработать «общий» дизайн-проект. На этом всё и закончилось. Создатели среднего танка столкнулись с рядом проблем, включая главную: где взять подходящий мотор. В результате начало Второй мировой войны польский средний танк встретил на бумаге.

Некоторые любители польской бронетанковой техники в своих фантазиях доходят даже до «проектов» тяжёлых танков, игнорируя тот факт, что в Польше не было ни танкового завода, ни предприятия по производству двигателей. Единственной малой танкостроительной державой, которая смогла в межвоенный период создать свой средний танк и даже почти запустить его в серию, была Чехословакия, этим танком (ČKD V-8-H, он же ST vz.39) интересовались и поляки. Что же касается Польши, то она не смогла даже освоить выпуск лёгких танков нового поколения. Максимум, на что могли рассчитывать польские вооружённые силы, это на поставки из-за рубежа, которые даже успели начаться (к осени 1939 года в составе польской армии имелось около полусотни Renault R 35). Также поляки присматривались к французским средним танкам, но их не хватало и самим французам. Собственная же промышленность ничего стоящего дать уже не успела.

Во время войны у поляков появились даже тяжёлые танки, но речь идёт об ИС-2, в 1944–1945 годах поставлявшихся Войску Польскому Советским Союзом. После войны в Польше было разработано немалое число проектов танков как среднего, так и тяжёлого класса, но в данном случае речь идёт о дипломных работах, от которых остались одни описания. Что же касается реальных машин, то в серию пошли лицензионные Т-34-85, а затем Т-54. Да и сейчас Польша строит опытные образцы танков, опираясь либо на советское наследие, либо на шведские наработки. Принципиально новые машины остаются на бумаге или же существуют в виде макетов.

Источники и литература:

Источник