какие танцы в щелкунчике

Чайковский. Щелкунчик

Что это такое

Приблизительное время чтения: 10 мин.

Что это такое

Один из самых известных русских балетов. Рассказанная музыкой история о том, что в мире бюргеров 1 есть место чуду. Гофмановская сказка о любви доброй девочки и заколдованного юноши усилиями композитора Петра Чайковского (1840–1893) и либреттиста Мариуса Петипа 2 превратилась в балет-сновидение. «Щелкунчик» разделил историю балета на «до» и «после», став к тому же самым известным балетом на тему Рождества.

Литературная основа

Сказка Эрнста Теодора Амадея Гофмана «Щелкунчик и Мышиный король» была опубликована в 1816 году. Позже она вошла во второй раздел первого тома гофмановского сборника «Серапионовы братья» (1819–1921). В этой книге рассказчиком сказки о Щелкунчике писатель сделал одного из членов литературного «братства» — Лотара, прототипом которого обычно считают литератора Фридриха де ла Мотт Фуке, автора знаменитой сказочной повести «Ундина».

Serapionsbru der

Описанный в сказке Щелкунчик — это одновременно игрушка и столовая утварь для колки орехов. Такие фигурки под названием Nussknacker были распространены в Германии и Австрии с XVIII века.

Гофмановская манера причудливо соединять в одном тексте два мира — реальный и фантастический — проявилась и в «Щелкунчике»: старший советник суда Дроссельмейер оказывается придворным часовщиком из полусказочного Нюрнберга, а деревянный щелкунчик — принцем Марципанового замка. В отличие от других гофмановских сказок («Золотой горшок», «Крошка Цахес», «Повелитель блох»), в «Щелкунчике» практически не звучат иронические мотивы в адрес главных героев — это один из самых поэтичных текстов в творчестве Гофмана.

Первые два русских перевода «Щелкунчика» появились практически одновременно, оба — в 1835 году. Однако основой для балетного либретто послужили вовсе не они. В 1844 году гофмановскую сказку по-своему пересказал Александр Дюма («История Щелкунчика»). Он освободил причудливую гофмановскую фантазию от множества сюжетных деталей, а принца-щелкунчика сделал лихим рыцарем, в чём-то похожим на героев собственных романов. Именно версию Дюма и навязал Чайковскому и балетмейстеру Мариусу Петипа директор императорских театров Иван Всеволожский. За либретто 3 принялся Петипа.

Либретто

220px Petipa MI Taor Doch faraona

Мариус Петипа в партии Таора. 1862 г.

Но мы-то помним, что сюжет о Щелкунчике пришёл к Петипа из дирекции императорских театров. Балету с революционной тематикой доступ на императорскую сцену был бы закрыт. Так что из окончательного сценария Петипа все революционные мотивы были изгнаны.

Сюжет Гофмана-Дюма также пострадал: из сказки выпала вся предыстория заколдованного юноши. Зато общая канва истории стала компактной и стройной. В первом действии главная героиня получает в подарок Щелкунчика, который с наступлением ночи вместе с оловянными солдатиками ведет бой против мышей во главе с Мышиным королем. В конце первого действия девочка спасает Щелкунчика, он превращается в прекрасного принца и ведет девочку за собой в сказочную страну. В финале она просыпается — это был всего лишь сон.

2fd6b29dc573d5d64921b5078f7e2e86

Сцена из балета «Щелкунчик». Мариинский театр, 1892

В сказке Гофмана имя главной героини — Мари, а одну из её кукол зовут Кларой. Петипа назвал Кларой саму девочку. На этом сложности с именем не закончились: в советские времена возникла традиция звать главную героиню русифицированным именем Маша. Потом героиню стали называть и по-гофмановски — Мари. Аутентичным следует считать имя Клара, которое фигурирует в сценарии Петипа и в партитуре Чайковского.

Музыка

Музыка сочинялась тяжело. В феврале 1891 года Чайковский сообщает брату: «Я работаю изо всей мочи, начинаю примиряться с сюжетом балета». В марте: «Главное — отделаться от балета». В апреле: «Я тщательно напрягал все силы для работы, но ничего не выходило, кроме мерзости». Ещё позже: «А вдруг окажется, что… ‘’Щелкунчик’’ — гадость…»

Chaikovskiy PI 1893 e1544776857302

П. И. Чайковский, 1893

Aleksandra Davydova

Александра Ильинична Давыдова, сестра Петра Ильича Чайковского

В музыке «Щелкунчика» есть несколько пластов. Есть сцены детские и взрослые, фантастические и романтические, есть танцы дивертисмента. В музыке много аллюзий на культуру XVIII века: это, например, и галантный Танец пастушков, и Китайский танец, который, скорее, псевдокитайский (есть такой термин «шинуазри», то есть «китайщина»). А романтические фрагменты, наиболее связанные с эмоциональной сферой, становятся для композитора поводом для личных, очень интимных высказываний. Их суть непросто разгадать и очень интересно интерпретировать.

На пути симфонизации музыки композитор зашёл очень далеко даже по сравнению с «Лебединым озером» (1876) и «Спящей красавицей» (1889). Композитор обрамляет дивертисмент, который требовал от него балетмейстер, музыкой, насыщенной подлинным драматизмом. Сцена роста елки в первом акте сопровождается музыкой симфонического размаха: из тревожного, «ночного» звучания вырастает прекрасная, бесконечно льющаяся мелодия. Кульминацией всего балета стало Адажио, которое по замыслу Петипа танцевали Фея Драже и принц Оршад.

Первая трактовка

«Щелкунчик» и Петипа разминулись. Считается, что хореограф, пребывая в депрессии после смерти дочери, переложил всю работу на своего ассистента Льва Иванова. В сотрудничестве с ним Чайковский и заканчивал свой балет.

Впоследствии, уже после премьеры, газеты сообщали, что Петипа намерен представить его новую версию. Однако этим замыслам не суждено было осуществиться: балетмейстер так и не вернулся к своему проекту.

Премьера балета состоялась 6 декабря (18 декабря по новому стилю) 1892 года в Мариинском театре в Санкт-Петербурге в один вечер с оперой «Иоланта». Роли Клары и Фрица исполняли дети, учащиеся петербургского Императорского театрального училища.

Nutcracker 1890

Фрагмент спектакля «Щелкунчик» в постановке Императорского Мариинского театра, 1892

Вопрос о том, сколько идей Петипа перешло в хореографию Иванова, дискуссионный. Иванов в основном иллюстрировал сюжет, не обращая внимания на драматические возможности партитуры. Именно у него снежная буря и превратилась в безобидный вальс снежных хлопьев. Второе действие балета критики назвали вульгарным: балетные артистки, одетые сдобными булочками-бриошами, были восприняты как вызов хорошему вкусу. Сам Чайковский также остался недоволен постановкой. Последний раз спектакль Иванова возобновляли в 1923 году, после чего он навсегда исчез со сцены Мариинского театра.

Другие интерпретации

Новый взгляд на балет Чайковского представили балетмейстер Александр Горский и художник Константин Коровин (1919, Большой театр). В их спектакле сцена представляла собой сервированный стол с огромным кофейным сервизом, из которого выходили танцоры. В финале Горский оставлял Клару в мистическом сне. Вместо Феи Драже и принца Коклюша Горский отдал Адажио маленьким героям — Кларе и принцу Щелкунчику. Эта идея оказалась настолько хороша, что прочно прижилась в России.

34art 05 03

К.А. Коровин. Эскиз бутафории к балету «Щелкунчик» П.И. Чайковского. Китайский домик. 1919, Третьяковская галерея

Между тем традиции пышного дореволюционного «Щелкунчика» продолжил великий реформатор балета Джордж Баланчин, создатель бессюжетных хореографических постановок, который оказал значительное влияние на развитие хореографической школы в США (1954, Нью-Йорк Сити балет). Когда-то, ещё будучи учеником балетного училища в Петербурге, он участвовал в том самом спектакле, который разочаровал Чайковского. Спустя многие годы он решил оттолкнуться от идей Иванова и поставить пышный дивертисмент, в котором сам сюжет убрал на второй план. У Баланчина дети, попав в кондитерский рай, остаются детьми и смотрят на происходящие чудеса со стороны. Адажио танцуют Фея Драже и Кавалер (так Баланчин обозвал принца Коклюша). Хотя в философские смыслы музыки Чайковского хореограф не углублялся, его версия стала самой популярной в США: на неё до сих пор ориентируются многие американские постановщики «Щелкунчика».

В 1973 году балет «Щелкунчик» соединился с искусством анимации (режиссёр мультфильма — Борис Степанцев). Зрителей поразила — и поражает до сих пор — фантазия его авторов: в начальном эпизоде вместе с Машей танцует метла, а в Вальсе цветов Принц и Маша взлетают в небеса, подобно героям Шагала. И пусть главная героиня вопреки Гофману, Дюма и Петипа превратилась в девочку-служанку, эта версия «Щелкунчика» стала в России не менее классической, чем балет Григоровича.

25 36 02

П. Чайковский. «Щелкунчик». Мариинский театр. Музыкальный руководитель и дирижер Валерий Гергиев, декорации, костюмы и постановка Михаила Шемякина, хореография Кирилла Симонова. Сцена из спектакля. Фото Н. Разиной

Память о том, что премьера «Щелкунчика» прошла в один вечер с премьерой «Иоланты», сподвигла режиссёра Сергея Женовача вновь соединить вместе эти два произведения. В 2015 году, поставив «Иоланту» в Большом театре, он предварил её сюитой из «Щелкунчика» и заставил слепую Иоланту вслушиваться в музыку балета и сопереживать ей.

Музыку из «Щелкунчика» мы можем слышать не только в оперных или концертных залах. Она звучит за кадром во многих фильмах («Один дома»), мультфильмах («Том и Джерри»), телесериалах («Друзья»).

Рождественский балет

Есть несколько музыкально-сценических произведений, которые воспринимаются во всём мире как рождественские или новогодние. В Германии такова опера «Гензель и Гретель» Энгельберта Хумпердинка (хотя её сюжет не имеет отношения к Рождеству), в Австрии — оперетта «Летучая мышь» Иоганна Штрауса, в США и России — балет «Щелкунчик».

kinopoisk.ru Nutcracker 2501253 e1482767741351

«Щелкунчик», Большой театр, 2014

Американская традиция давать «Щелкунчика» к Рождеству обязана своим возникновением Баланчину. «Щелкунчик» в США — это синоним Рождества и зимних детских каникул. Любая, даже самая маленькая, балетная компания, каждая балетная школа показывает в декабре свой вариант балета. По смыслу многие из них восходят к пышной постановке Баланчина и мало отличаются друг от друга.

В советское время «Щелкунчик» по понятным причинам считался новогодним балетом. Многие культурные феномены, хоть сколько-нибудь связанные с праздником Рождества, в те годы привязывались к новогодней теме. Билеты на новогодние представления «Щелкунчика» в Большом, Мариинском, Михайловском театрах, в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко раскупались задолго до Нового года.

После 1990-х, когда Рождество вновь стало официальным праздником, балет «Щелкунчик» мгновенно обрёл статус главного рождественского балета. И пусть его содержание выходит далеко за рамки религиозного праздника — «Щелкунчик» всегда дарит зрителям и слушателям самое настоящее рождественское чудо.

Примечания:

Источник

Учебное пособие по музыкальной литературе: «П. И. Чайковский. Балет «Щелкунчик»»

Ищем педагогов в команду «Инфоурок»

hello html m333ed552hello html 2f66a5a0hello html m333ed552

hello html m333ed552hello html 1cdfafbahello html 1cdfafba

hello html 6bc05802

Музыкальная литература для ДШИ : Данное учебное пособие предназначено для детей младшего школьного возраста, которые изучают музыкальную литературу первый год.

Содержание балета. Вступление. Действие I ………………………..7

hello html m339af51b

История создания балета

— их дети: принцесса Клара (Мари, Маша), Фриц (Миша);

— Кордебалет: гости, родственники, слуги, маски, цветы, игрушки, солдатики и т.д.

В этом детском балете основное внимание уделено образам детей. Каждый из персонажей имеет свою музыкальную характеристику.

Балет состоит из двух действий с прологом.

В канун Рождества, вечером, Маша, её брат и родители в гостиной у себя дома встречают гостей, которые пришли на рождественский праздник. В центре зала, украшенного новогодними гирляндами, стоит наряженная новогодняя ёлка. Дети, Маша и Миша радостно танцуют и маршируют вокруг ёлки.

Праздничный вечер заканчивается. Гости разъезжаются. Уже поздно и Маше тоже пора ложиться спать. Она укладывает сломанного Щелкунчика в кровать своей любимой куклы и в грустном настроении уходит спать. Но ей не спится.

Она возвращается в зал. И вдруг… она видит… как зал неожиданно при лунном свете c тал преображаться: начинается волшебство… Девочке кажется, что очень стремительно растёт ёлка, а куклы и игрушки оживают.

hello html m69223176

Вдруг, из всех щелей выползает целое злое войско мышей.

hello html m7cb92b43

Оно уничтожает пряничных солдатиков. Чтобы их и Машу спасти, храбрый Щелкунчик вступает в поединок с мышиным королём.

hello html 44d51945

hello html 7f86ff6b

Всеобщий вальс завершает празднество.

hello html m3749545c

1.Сцена украшения и зажигания ёлки.

3.детский галоп и танец родителей.

9. вальс снежных хлопьев.

15. Финальный вальс и апофеоз.

Разбор музыкальных номеров

Испанский танец (Шоколад)

hello html 7cc09e52hello html 2f05ce50

hello html m5e531bee

hello html md6224ea

Этот танец по характеру смешной, причудливый, комичный, очень живой и активный. Танцоры, как заводные куклы, всё время подпрыгивают. Кружатся, переворачиваются. Их движения чёткие и острые. Мелодия звучит у флейты в очень высоком регистре. Стремительные взлёты, неожиданные скачки делают её рисунок причудливым. А аккомпанируют свистящей флейте два топочущихся на месте фагота. Они звучат в низком регистре. Такое контрастное сопоставление регистров и тембров придаёт музыке комический, игрушечный эффект.

hello html 4ac8d4de

В репризе возвращается первая часть, то есть звучит тема,скоторой начинался танец.

Источник

П. И. Чайковский. «Щелкунчик»

Балет-феерия в двух действиях и трех картинах

Музыка «Щелкунчика» впервые прозвучала 7 марта 1892 года водном из Петербургских симфонических концертов Русского музыкального обще­ства (РМО). По свидетельству брата композитора, «успех нового произведения был боль­шой. Из шести номеров сюиты пять было повторено по единодушному тре­бованию публики».

С успехом прошла и театральная премьера балета, которая состоялась 6 декабря 1892 года в Петербурге на сцене Мариинского театра. Поста­новщиком «Щелкунчика» был Д. Иванов, заменивший уже в начале работы над спектаклем тяжело заболевшего М. Петипа. Декорации первого дей­ствия принадлежали К. М. Иванову, второго — академику живописи М. И. Бочарову. Костюмы готовились по эскизам И. А. Всеволожского. На следующий день после премьеры композитор писал брату: «Милый Толя, опера и балет имели вчера большой успех. Особенно опера всем очень понравилась. Постановка того и другого великолепна, а в балете даже слишком великолепна, — глаза устают от этой роскоши». Но отзывы прессы были далеко не единодушны. Среди высказываний о музыке наря­ду с самыми восторженными попадались и такие: «Щелкунчик» «кроме ску­ки ничего не доставил», «музыка его далеко не то, что требуется для балета» («Петербургская газета»).

Второе действие балета представляет собой разросшийся до грандиоз­ных размеров финальный праздничный дивертисмент. Его основная часть — пестрая галерея характерных танцев, где проявилось неистощимое вообра­жение и блестящее мастерство Чайковского. Каждая из характерных ми­ниатюр этой сюиты — новая, своеобразная находка в области инструмен­товки. «Знойное» и томное звучание струнных в восточном танце, пронзи­тельно свистящая мелодия флейты пикколо в игрушечном «китайском» танце, тающие хрустальные аккорды челесты в вариации феи Драже, — все это составляет неповторимую оригинальность и особенную прелесть партитуры «Щелкунчика».

Предметом заботы композитора было изобретение особых тембровых эффектов, могущих передать всю сказочную необычайность второго дей­ствия балета. В связи с этим, видимо, он и обратил внимание на недавно изобретенную тогда челесту. Чайковский был од­ним из первых, кто ввел в симфонический оркестр прозрачный, «тающий», поистине волшебный звук челесты. В «Щелкунчике» наряду с челестой большую роль играют также и другие тембры и тембровые соче­тания (в частности, хор детских голосов в «Вальсе снежинок»), создающие впечатление сказочной фееричности. Характерный колорит вносят детские музыкальные инструменты, использованные Чайковским в сценах укачива­ния больного Щелкунчика ( колыбельная из № 5) и битвы мышей с оло­вянными солдатиками (№ 7).

Среди пестрых дивертисментных миниатюр второго действия балета выделяются своей монументальностью «Вальс цветов» и « Pas de deux ». Обе принадлежат к числу выдающихся образцов большого симфонизированного танца Чайковского. В обеих огромная эмоциональность явно не умещается в рамках сюжета и «захлестывает» их подобно бурному потоку. Это особенно ощущается в музыке « Pas de deux » с его мощным и велича­вым мажором в крайних частях и вспышкой скорби в среднем эпизоде.

Партитура «Щелкунчика» вошла в музыкальную культуру как одна из самых драгоценных страниц наследия Чайковского. Здесь с классической ясностью и полнотой объединились лучшие черты его музыкальной драматургии и его зрелого симфонического искусства.

Действующие лица:

Марианна, племянница президента

Фея Драже, повелительница сластей

Принц Коклюш [Оршад]

Родственники, гости, костюмированные, дети, слуги, мыши, куклы, зайчики, игрушки, солдатики, гномы, снежинки, феи, сласти, мавры, пажи, принцессы — сестры Щелкунчика, паяцы, цветы и другие.

Музыка увертюры сразу же вводит слушателя в мир образов «Щел­кунчика». Драма разыгрывается среди детей и кукол. Здесь все миниа­тюрно, подвижно, наивно-грациозно, все по-детски конкретно, здесь мно­го веселой и лукавой игры и игрушечной механичности. Изложение двух тем и скромно варьированное повторение их (экспо­зиция и реприза) — такова лаконичная форма увертюры, соответствующая общему выразительному, точному и сжатому стилю детских сцен «Щелкун­чика».

Действие первое

2. Украшение и зажигание елки. Сцена подготовки к детскому празднику. Хозяева дома и гости украшают рождественскую елку. Слуги разносят угощение. Все время прибывают новые гости, и оживление усиливается. Бьет девять. При каждом ударе сова на часах хлопает крыльями. Музыка начала сце­ны передает веселую и уютную атмосферу домашнего праздника. Звучит тема боя часов с таинственными аккордами и причудливыми ходами бас-кларнета.

4. Детский галоп и выход родителей. За коротеньким га­лопом детей следует медленный танец в движении менуэта: вы­ход щеголевато одетых гостей-родителей. После этого исполняется бойкое танцевальное Allegro в ритме тарантеллы.

Таинственный гость велит принести две коробки: из одной он достает большой кочан капусты — это подарок Кларе, из другой — большой пирог, это для Фрица. И дети и взрослые удивленно переглядываются. Дроссельмейер улыбаясь велит поставить перед ним оба подарка. Он заводит механизмы, и к великому удивлению детей из капусты выходит кукла, а из пирога — солдат. Ожившие игрушки танцуют.

Далее начинается живой и игривый танец в ритме вальса. А в это время Дроссельмейер готовит еще один фокус: при­носят две большие табакерки, и из них выходят Арлекин и Коломбина.

Новые заводные куклы танцуют «дьявольский танец» с музыкой при­чудливо резкой и немного таинственной.

Вальсообразную музыку первой части сцены сменяет грациозная поль­ка, иллюстрирующая игру с новой куклой. Дроссельмейер показывает, как Щелкунчик ловко раскалывает ореш­ки. Новая игрушка особенно нравится Кларе, она чувствует жалость и нежность к неуклюжему Щелкунчику, она хотела бы забрать его и не отдавать никому. Но родители разъясняют, что кукла принадлежит не ей одной. Клара с ужасом смотрит, как Фриц засовывает Щелкунчику в рот большой орех и зубы бедной деревянной куклы с треском ломаются. Фриц со смехом бросает игрушку. Клара поднимает своего любимца и ста­рается утешить его.

Теперь музыка польки (ее припев) теряет свой игриво-танцевальный характер, она становится по-детски жалобной и сердечной.

Девочка укачивает больного Щелкунчика, напевая ему нежную колы­бельную песню, а озорной Фриц с мальчишками то и дело прерывает ее шумом барабанов и труб. В ансамбль, играющий на сцене, входят детские трубы и барабаны. В примеча­нии к партитуре сказано: «Кроме этих двух инструментов, дети в этом месте, а также и в следующем, подобном же, могут производить шум и посредством других употребляе­мых в детских симфониях инструментов, как то: кукушки, перепела, тарелок и т. п.» (П. И. Чайковский. Полное собр. соч. т. 13 (а), стр. 131). Эту сцену сопровождает светлая и хрупко про­зрачная музыка колыбельной.

Хозяин приглашает гостей-родителей потанцевать. Следует старинный, тяжеловатый немецкий танец «Гросфатер».

7. Отъезд гостей. Ночь. Детям пора спать. Клара просит позво­ления взять с собой больного Щелкунчика, но ей отказывают. Она забот­ливо укутывает любимую куклу и с грустью уходит. В спокойной и ласково-«сонной» музыке звучит тема колыбельной Клары.

Скрывшаяся было луна вновь освещает комнату. Кларе кажется, что елка начинает постепенно расти и делается огромной, а куклы на елке оживают. В музыке, этой сцены — грандиозный подъем звучности, нагляд­но иллюстрирующий видение Клары. Вместе с тем это и выражение чувств, вначале робких и скорбных, как страстная мольба о свободе, затем все более и более расцветающих, светлых. Главная тема данного эпизода развивается в виде поднимающихся в бесконечную высоту «ступенек».

После первой атаки музыка выразительно передает боевые призывы Щелкунчика и появление во главе вражеского войска страшного короля мышей. Далее следует второе сражение, еще более азартное, но внезапно обрывающееся. Светлая концовка рисует чудесное превращение Щелкун­чика в принца.

10. Вальс снежных хлопьев. Падают крупные хлопья снега. Поднимается вихрь, и снежинки быстро кружатся. Постепенно метель ути­хает, свет луны искрится на снегу. В этом эпизоде танцевальность соединяется с яркой картинностью: музыка рисует легкое и немного призрачное в рассеянном свете луны кру­жение снежинок. Вместе с тем — это и «картина настроения», где выра­жены тревога и очарование волшебного сна Клары. Замечательна главная, беспокойно мелькающая тема вальса.

Средняя часть вальса ярко контрастна. Сумрак тревожной ночи вдруг рассеивается, и звучит чудесное светлое пение детских голосов (хор за сценой).

Мелодия хора повторяется несколько раз и сопровождается фантастиче­ски красочными вариациями оркестра. Колорит музыки все время светлеет и доходит до предельно воздушной звучности в последней вариации с хру­стальными звонами треугольника. Вальс завершается широко развитой ко­дой, где главная тема проходит уже в мчащемся ритме галопа.

image001Действие второе

В сказочном царстве сластей ожидают возвращения принца Щелкунчи­ка вместе с его избавительницей Кларой. Готовится пышный праздник. Фея Драже, сопровождающий ее принц Коклюш и свита выходят из са­харного павильона. Феи и различные сласти кланяются ей, серебряные солдатики отдают ей честь. Повелительница фей просит оказать гостям достойный прием.

12. Прибытие Маши и Щелкунчика. Дивертисмент. По реке из розовой воды в золотой ладье приплывают Клара и принц Щелкунчик. Звучание оркестра создает впечатление свер­кающих на солнце водяных струй. В программе, которой руководствовался композитор, эта сцена описана так: «Река розовой воды начинает заметно вздуваться и на ее бушующей поверхности пока­зывается Клара и благодетельный принц в колеснице из раковины, усеянной каменьями, сверкающей на солнце и влекомой золотыми дельфинами с поднятыми головами. Они (дельфины) выбрасывают вверх столбы сверкающих струй розовой влаги, падаю­щих вниз и переливающихся всеми цветами радуги». Здесь, согласно программе, «му­зыка ширится и прибывает, как бушующие струи». Гостей встречают маленькие мавры в костюмах из перьев птицы колиб­ри и изумрудно-рубиновые пажи с факелами. Их радостно приветствуют фея Драже со свитой, принцессы — сестры Щелкунчика и мажордом в костюме из золотой парчи. Сцену встречи гостей иллюстрирует новый му­зыкальный эпизод: изящно-приветливый танец в движении вальса.

Щелкунчик представляет сестрам свою спутницу. Он рассказывает о битве с мышиным войском и о своем чудесном избавлении, которым он обязан одной лишь Кларе. Музыка рассказа Щелкунчика исполнена пылкого воодушевления. В средней части, где вспомина­ются события тревожной ночи, вновь звучит тема «войны мышей и солда­тиков».

Трубные сигналы возвещают начало празднества. По знаку феи Дра­же, появляется стол с роскошными яствами. Мажордом распоряжается о начале танцев.

13. Шоколад: испанский танец. Бравурный, блестящий танец в ис­панском стиле. Главная тема у солирующей трубы.

Сохраняя неизменный басовый фон, композитор обогащает музыку все новыми и новыми красочными подробностями и чудесными мелодическими узорами. В средней части танца появляются изысканные хроматизмы и ха­рактерные для восточной музыки тонкие колебания ладовых оттенков. В ре­призе красиво звучит соединение главной темы (в густом вибрирующем го­лосе струнных) и томных хроматических ходов гобоя: словно одинокий го­лос задумчиво импровизирует на тему песни.

16. Трепак: русский танец. Живой, ярко-темпераментный танец в русском народном стиле. К концу — убыстряется и заканчивается настоящим вихрем плясо­вого движения.

17. Танец пастушков. По замыслу либреттиста, игрушечные пастушки «танцуют, играя на дудочках, сделанных из камыша». Замеча­тельной находкой композитора является главная тема танца: пасторальная мелодия трех флейт. Ее красота неотделима от природы инструмента: буд­то сама душа флейты вселилась в эту музыку, легкую и подвижную, как ветерок в «звонких скважинах пустого тростника».

18. Мамаша Гигонь и паяцы. Быстрый и остро ритмованный танец Полишинелей, за которым следует более умеренный по темпу комический танец Мамаши Жигонь с ее детишками, вылезающи­ми из-под юбки; далее — общий групповой танец на музыке Полишинелей.

19. Вальс цветов. Маленький человек в золотой парче (мажор­дом) ударяет в ладоши: появляются 36 танцовщиц и 36 танцовщиков, оде­тых цветами. Они несут большой букет, который дарят жениху и невесте. После этого начинается общий большой вальс.

«Вальс цветов» наряду со следующим « Pas de deux », является вершиной праздничного дивертисмента «Щелкунчика». Вальс на­чинается вступлением с большой виртуозной каденцией арфы. Главная те­ма поручена валторнам. Господствуя на протяжении всего вальса как выражение его основного настроения — пышной и торжественной праздничности,— эта тема слу­жит, однако, лишь первой ступенькой в той лестнице мелодических кра­сот, которую воздвигает здесь фантазия композитора. Уже в середине пер­вой части вальса музыка становится более певучей. Во второй (централь­ной) части композитор одарит нас новыми, еще более широкими и мелоди­чески увлекательными темами: мелодия флейт и гобоев (в начале этой части) и продолжающая ее лирически-насыщенная мелодия виолонче­лей. После повторения первой части вальса (репризы) следует заключение, где знакомые темы развиваются, приобретая еще более оживленный и бурно-праздничный характер.

В суровом звучании труб и тромбонов проходит тема первой части Adagio : теперь она приобретает новый облик, напоминая столь типичные для Чайковского темы мрачных и неумолимых «приговоров судьбы». Третья часть Adagio — повторение первой в новом, еще более светлом и нарядно-праздничном изложении с широким умиротворяющим заключе­нием.

За Adagio следуют две сольные вариации и общая кода.

21. Вариация 1: Тарантелла. Вариация танцовщика — тарантелла с необычным для этого кипучего танца отпечат­ком мягкой грусти.

23. Кода – танцуют все участники предыдущей сцены.

24. Финальный вальс и апофеоз. Общий заключительный танец всех участвующих — «увлекающий и горячий» (М. Петипа).

25. Апофеоз. Вальс переходит в безмятежно светлую музыку апофеоза, завершающего весь-балет.

По материалам кн.: Житомирский Д. Балеты П.И.Чайковского. Москва, 1957.

Источник